Журнал, посвященный вопросам непрерывности бизнес-процессов,
профилактике возникновения и урегулирования кризисных ситуаций на предприятии.

Распространяется вместе с научным журналом «Стратегические решения и риск-менеджмент».



Новости

25.06.2018
“КРИПТЕН” представит в Лондоне свою продукцию

13.06.2018
На форуме вузов RAEX обсудили готовность университетов к технологическому прорыву

13.06.2018
RAEX вручило награды по итогам седьмого рейтинга лучших вузов России

06.06.2018
Юбилейный Международный профессиональный форум "Управление рисками в России: Лидерство – Компетенции - Взаимодействие"

22.05.2018
Криптен впервые примет участие в RosUpack

22.05.2018
Эксперты обсудили принципы энергетики будущего

21.05.2018
II-я ежегодная конференция PRIVATE EQUITY AND M&A пройдет 21-22 июня 2018 в Москве

03.05.2018
VI Международный форум ведущих вузов «Глобальная конкурентоспособность»

27.04.2018
Заседание семинара «Энергетика, экономика, общество»

24.04.2018
30 мая 2018 года в Москве состоится круглый стол «Будущее пенсионного рынка»





  О журнале


  Издатель


  Подписка


  Сотрудничество


  Свежий номер


  Архив номеров

 

 

 

 

 

 

Инвесторы в режиме ожидания

В условиях турбулентности экономики российские и зарубежные инвесторы не торопятся вкладывать средства в новые проекты

Острая фаза кризиса для крупного российского бизнеса осталась позади: суммарная рублевая выручка компаний, включенных в рейтинг RAEX-600, выросла в 2016 году на 5,8%, лишь немного опередив инфляцию. В то же время, хотя отечественная экономика доказала способность держать удар, потенциала существующих точек роста явно недостаточно для преодоления нынешней стагнации. Возникает логичный вопрос: как экономике выйти на приемлемые темпы роста без поддержки сырьевой конъюнктуры, резкой девальвации рубля и гигантских бюджетных инвестиций? Ответ на него искали участники XIII Ежегодного форума крупного бизнеса «Кто создает экономику России», который прошел в Москве 27 сентября. Мероприятие организовало рейтинговое агентство RAEX (Эксперт РА).

Лидеры и аутсайдеры

В начале форума были представлены результаты двадцать третьего рейтинга крупнейших компаний России. Состав пятерки лидеров остается неизменным: в числе отличников «Газпром», «Лукойл», «Роснефть», «Сбербанк» и «РЖД».

Аналитики рейтингового агентства RAEX (РАЭКС-Аналитика) отмечают, что отношение инвестиций компаний в рейтинге к объему их выручки упало до минимального за все время наблюдения показателя – 13,2% (максимум был достигнут в 2012 году – 22%). Основную нагрузку несут госкомпании: для них данный показатель составил 19,1%, в разы превосходя результаты частных отечественных предприятий (9,2%) и иностранных фирм (4,5%).

Что интересно, впервые за более чем двадцатилетнюю историю существования списка лидеров российского бизнеса общая рублевая выручка компаний нефтегазовой промышленности сократилась: отрасль, которая должна являться драйвером роста, стала его тормозом. «Вытянуть» крупный бизнес из отрицательной динамики смогли отрасли, пожавшие лавры как центры роста еще в предыдущем рейтинге. Один из немногих секторов экономики, где при мощной
господдержке реально происходит поступательное импортозамещение – аграрно-промышленный комплекс. Розничные сети, кстати, воспользовались тем, что в кризис ценовой фактор приобретает первостепенное для покупателей значение, а у сетевого ритейла намного больше возможностей для поддержания оптимального ассортимента товаров по приемлемым ценам в сравнении с несетевой торговлей. Машиностроение стало одним из лидеров по динамике развития благодаря предприятиям военно-промышленного комплекса, осваивающим беспрецедентный в новейшей истории страны объем гособоронзаказа. Однако уже к 2020 году активная фаза перевооружения российской армии подойдет к концу, поэтому необходимость конверсии отрасли очевидна уже сейчас.

Между тем пока импортозамещение остается скорее лозунгом, чем продуманной системой конкретных мер. Эксперты полагают: чтобы перевести этот процесс в системную плоскость, надо получить ответы на очевидные вопросы. Прежде всего понять, какова цель импортозамещения? Реалистичнее говорить об обеспечении импортонезависимости России в наиболее важных секторах экономики, нежели о тотальном вытеснении импорта, практически невозможном в современном мире. Во-вторых, приоритетные направления импортонезависимости должны быть четко определены, а их количество – должно быть ограничено. В-третьих, неплохо было бы хоть в общих чертах обрисовать круг компаний, экономически и технологически готовых стать потенциальными поставщиками аналогов импортной продукции. Если речь идет о высокотехнологичном оборудовании, альтернатив предприятиям оборонки практически нет. Наконец, нужны практические решения (налоговые, институциональные, финансовые) поддержки компаний, реально готовых к разработке высокотехнологичной отечественной продукции, а также корпораций, изъявивших желание приобрести российское.


Дмитрий Гришанков, президент рейтингового агентства RAEX (Эксперт РА):

– Настораживает, что центры капитализации, которые прежде росли «при любой погоде», – имею в виду банки, телекоммуникации, химию, нефтехимию, страхование, черную металлургию, нефтяную и нефтегазовую промышленность и НПФ, сейчас показывают отрицательную прибыль. Растут, прежде всего, те сектора, где можно применить импортозамещение, я бы сказал – импортовыживание, поскольку полноценного импортозамещения пока нет.


Леонид Казинец, председатель правления корпорации «Баркли»:

– Когда меня пригласили на этот форум, я задал себе вопрос: «А о чем мы все говорим?» Мы часто приходим на конференции и, как правило, говорим о наших успехах, планах, но не затрагиваем очень важные темы, не говорим о том, что у нас реально плохо. Это почему‑то считается столь же неприличным, как, например, обсуждать свои болезни.


Сергей Евдокимов, первый вице-президент Внешэкономбанка:

– Проактивный поиск проектов в приоритетных отраслях – для нас задача номер один. Мы осознанно подходим к формированию нашего пайплайна в рамках отраслевых стратегий, которые сейчас разрабатываются. Эти проекты будут предлагаться коммерческим банкам, если, конечно, они подходят под критерии «Фабрики проектного финансирования». Равно как коммерческие банки, зная особенности работы «Фабрики», могут инициировать включение проектов в «Фабрику» и подключать к работе над проектом Внешэкономбанк.


Андрей Чибис, заместитель министра строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ:

– Если кто‑то сейчас задумывается о том, куда инвестировать, то совершенно очевидно, это подтверждают все международные эксперты, что направления городского хозяйства, инженерной инфраструктуры будут востребованы всегда, независимо ни от каких трендов. Проблем в каждой отрасли, безусловно, много, и они решаются по мере возможности. Но если инвестор хочет выгодно вложить деньги и быть защищенным, то добро пожаловать в жилищно-коммунальное хозяйство.


Андрей Олейник, управляющий директор агробизнеса группы «Базовый элемент», председатель совета директоров агрохолдинга «Кубань»:

– Согласно плану Минсельхоза, через семь лет Россия должна полностью обеспечить себя сельхозпродукцией, но этого не будет. Мы заместим лишь частично по неким базовым продуктам. Уже налажено замещение по пшенице, свинине, птице; частично удастся заместить продукцию овощеводства, тепличного хозяйства, но в этот список не входят фрукты, молоко и продукты семеноводства. При этом нужно четко понимать, что сельхозсектор делает это не благодаря, а вопреки. Сегодня государство меняет правила финансирования инвестиционных проектов в сельском хозяйстве, но говорить о том, насколько это поможет отрасли, пока рано. Как пример: агрохолдинг Краснодарского края в 2015 году получил субсидию в размере 300 млн рублей, в 2016‑м – около 400 млн рублей, а в этом – всего 6 миллионов. Выводы делайте сами. Разумеется, мы участвовали в дискуссиях относительно новых законодательных инициатив, но решения принимаются преимущественно на уровне Минсельхоза, мнение бизнеса не всегда учитывается.


Кстати, в нынешнем рейтинге среди российских финансовых структур впервые представлены новые отрасли – негосударственные пенсионные фонды и лизинговые компании. Первые в перспективе могут стать ведущими инвесторами в длинные проекты, а вторые уже сейчас являются значимым инструментом обновления основных фондов российских компаний.

Что же касается отечественной банковской системы, она за последние три года снизила кредитование экономики. Возобновление кредитного цикла российскими банками, по оценкам аналитиков, вероятно, сможем увидеть уже в следующем рейтинге.




В приоритете – высокотехнологичные сектора


Открывая пленарную дискуссию «Лидеры российского бизнеса – основа экономического суверенитета страны», президент рейтингового агентства RAEX (Эксперт РА) Дмитрий Гришанков отметил:

– Мы уже 23‑й год публикуем список крупнейших компаний России и, анализируя его результаты, можем выделить наиболее важные этапы для отечественной экономики. Первый этап – это «тусклые» с точки зрения экономики 1990‑е годы. Далее, до 2008 года, наблюдался экономический рост, однако в 2009‑м он оборвался, и мы оказались в зоне турбулентности. В 2015‑м компании из нашего списка показали серьезное падение, если считать в долларах. В текущем году ситуация стабилизировалась и в долларах (падение 3% можно считать на уровне ошибки измерения), и в рублях. Если смотреть реальные показатели, то рост примерно равен инфляции.

Упомянул спикер и об инвестициях крупного бизнеса, заметив, что экономический рост в стране начинается тогда, когда объем инвестиций составляет 25–30% ВВП. Между тем, даже в самом лучшем из последних лет – в 2012 году – этот показатель не доходил до 22%, а сейчас он упал до 13%. Это как минимум вдвое меньше, чем нужно для начала устойчивого роста. Главный вопрос – как ведут себя инвесторы?

– По сути, и иностранные, и российские частные компании заняли выжидательную позицию. Государственные компании инвестируют, что, в общем‑то, логично, но, как утверждают и теоретики, и практики, эти инвестиции не всегда эффективны, – резюмировал Дмитрий Гришанков.

Возможно, дело в том, что инвесторы стали более тщательно подходить к выбору проектов. Этот тезис подтвердил заместитель директора Фонда развития промышленности Сергей Вологодский:

– В 2015 году, когда создавался наш фонд, фокус был на поддержке промышленных предприятий, нацеленных на импортозамещение. За два с половиной года мы профинансировали 178 проектов из разных отраслей промышленности. Если смотреть на структуру поддержанных проектов, первое место занимает сектор машиностроения, также много проектов в химической отрасли и медбиофарме. Займы предоставляются на срок до пяти лет, поэтому через два-три года наступит момент, когда мы начнем получать возврат «тела» долга. Прежде чем оказать поддержку проекту, тщательно оцениваем его с точки зрения создания новых рабочих мест, налогов, инвестиций в экономику и промышленность, экспортного потенциала. В основном предоставляем финансирование на оборудование, инжиниринг, проведение НИОКР. У нас есть и различные программы поддержки станкостроения, в рамках которых финансируем непосредственно производителей станков. В общем, в приоритете высокотехнологичные сектора экономики. Другое дело, что качественных проектов становится меньше.

Этот тезис поддержал руководитель корпоративного блока Промсвязьбанка Евгений Козеренко, заметив: проблема не только в качестве проектов, но и в том, что в России острый дефицит собственного капитала.

– Для банкиров любой инвестиционный проект – это финансовая модель, и они вынуждены делать стресс-тесты, поскольку объемы выпадающих доходов, которые находятся под риском, нужно чем‑то покрывать: либо собственным капиталом, коего у нас немного, либо какими‑то иными инструментами в виде дополнительных страховок, субсидирования со стороны государства. Поэтому сегодня наибольшие темпы роста видим именно там, где есть подвижки со стороны государства в сторону инвестиционных проектов. Я считаю, для того, чтобы стимулировать экономический рост, нужно разделять эти риски между всеми игроками рынка, а не ждать, что банкиры резко начнут инвестировать и всех спасут, – подчеркнул он.




Бизнесу интересны честные сделки


Не первый год в число наиболее привлекательных для инвестиций отраслей входит агропромышленный комплекс. Однако, как заметил управляющий директор агробизнеса группы «Базовый элемент», председатель совета директоров агрохолдинга «Кубань» Андрей Олейник, если прежде инвестиционные проекты оценивала комиссия Министерства сельского хозяйства РФ, состоящая из специалистов, которые мало понимали в финансах и экономике, то сегодня оценивают экономисты и финансисты банков. Только после их заключения проект поступает в ведомство. Таким образом, появилась дополнительная ступень экспертной и профессиональной оценки проекта. Соответственно, риски уменьшаются, а качество проектов, которые доходят до реализации, увеличивается.

Другая ситуация в строительной сфере: инвестиционный климат здесь «сухой», да и доверие к данной отрасли в последние годы упало.
– Это связано со многими причинами. В первую очередь, с тем, что Центральный банк сейчас вводит по отношению к любым финансовым институтам запретительные меры в отношении инвестирования в строительство. Если финансируется строительная отрасль, то резервирование, контроль залогов, требования к норме дисконтирования залогов – сногсшибательные, – комментирует председатель правления корпорации «Баркли» Леонид Казинец. – На строительном рынке наблюдается волотильность, рост здесь совсем небольшой – в пределах 1–2% в квартал – логично, что инвестор не идет. По прогнозам, в будущем соотношение спроса и предложения изменится, поскольку строят меньше, а покупают больше. Сыграл свою роль ипотечный бум, и это хорошо. Но мы обеспокоены тем, что на рынке недвижимости нет ни отечественных, ни тем более зарубежных институциональных инвесторов. Отсутствие инвестиций на начальном этапе раскрутки накладывает серьезные ограничения на развитие крупных проектов.

Также докладчик посетовал на низкое качество организации труда и контроля на российском строительном рынке:

– Качество ручной работы в области строительства сегодня на самом низком уровне. Выходит, нам нужно с нуля воспитывать специалистов, развивать технологии управления, контроля производительности, качества и поставки материалов. Пока не устраним «гигиенические» проблемы, порядка не будет. Думаю, в других сферах похожая ситуация.

В ответ заместитель министра строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ Андрей Чибис заметил:

– Все, что касается качества технологий управления, напрямую зависит от нас самих. Мы, например, работаем в этом направлении: в ЖКХ ведется активная подготовка кадров – и управленческих, и рабочих специальностей, – поясняет он. – По результатам опросов мы видим, что количество людей, удовлетворенных качеством услуг сферы ЖКХ, в последние годы увеличилось. Запросы потребителей растут, и мы должны соответствовать им. Тем не менее не отрицаем: во многих муниципалитетах, особенно в сельских населенных пунктах, проблема качества стоит остро и сегодня.

Неоспоримым плюсом сферы ЖКХ, по мнению Андрея Чибиса, является то, что она наименее зависима от какой‑либо внешней конъюнктуры:

– Еще несколько лет назад отрасль ЖКХ воспринималась многими как черная дыра, которая в принципе не может быть инвестиционно-привлекательной. Однако, посмотрев на ситуацию со стороны, мы выделили два важных конкурентных преимущества. Во-первых, гарантированный внутренний спрос: как показали прошлые кризисы, даже в условиях экономической турбулентности потребитель, пусть и с задержками, но все равно платит за получаемые услуги; во‑вторых, поняли – нужны привлекательные условия, чтобы инвестор мог зарабатывать, вкладывая средства в повышение эффективности сферы ЖКХ. Поэтому, запуская реформу в части привлечения инвестиций в коммунальное хозяйство, сделали акцент не на бюджетные, а на частные деньги, и начали с главного – с изменения институциональных основ, ввели долгосрочное тарифное регулирование и запустили механизм концессии, которого ранее не было в ЖКХ. В результате в 2014–2015 годах наблюдался десятикратный рост объема инвестиций по концессиям, хотя это было непростое время: инвестиционные решения тяжело принимались в любом секторе экономики, тем более в коммунальном хозяйстве. Все дело в том, что мы предложили инвестору честную сделку.




«Подушка безопасности»


Как выяснилось в ходе дискуссии, профессиональное сообщество возлагает большие надежды на новый проект «Фабрика проектного финансирования», который будет работать на базе Внеш-экономбанка.

– В стратегии Внешэкономбанка определены несколько приоритетных направлений и под-отраслей, где мы планируем проявлять инвестиционную активность, реализовывая проекты. В числе таких отраслей – инфраструктура, промышленность высоких переделов, несырьевой экспорт, инновации и проекты Национальной технологической инициативы, – комментирует первый вице-президент Внешэкономбанка Сергей Евдокимов. – С точки зрения правительства и министерств, в этих отраслях, определяющих экономическую политику страны, недостаточно рыночных инструментов для стимулирования инвестиционной активности. «Фабрика проектного финансирования» – это, прежде всего, механизм синдицирования, элемент господдержки. В последующем она станет элементом секьюритизации. Весь этот «конструктор» позволит предлагать рынку широкий спектр финансовых инструментов для привлечения широкого круга инвесторов. Характерной особенностью «Фабрики» станут поддерживающие транши со стороны Внешэкономбанка, то есть ВЭБ готов субординировать свое участие по отношению к другим кредиторам. За счет транша ВЭБа можно выплачивать проценты на инвестиционной фазе. ВЭБ готов входить в капитал, если у инициатора проекта не хватает собственных средств для взноса в капитал. При необходимости банк готов входить и в управление. Это та самая «подушка безопасности», которая нравится коммерческим банкам, не готовым без такой точечной поддержки самостоятельно реализовывать проекты. Для более мелких банков участие в «Фабрике» – это возможность участия в синдикатах, в финансировании проектов. Для крупных банков это расширение пайплайна и возможность заявлять в «Фабрику» проекты, которые в силу тех или иных причин требуют участия ВЭБа либо требуют какой‑либо поддержки, поскольку банк считает, что риски самостоятельной реализации этого проекта для него достаточно высокие.

Насколько эффективным будет предлагаемый инструмент – покажет время, но стоит отметить, что инициатива создания подобной «Фабрики» была воспринята весьма положительно.




Не благодаря, а вопреки


Обсудив текущую ситуацию, участники дискуссии поделились своим видением трендов будущего. Евгений Козеренко отметил, что в корпоративном бизнесе в ближайшие год-полтора, вероятно, произойдет своего рода прорыв – будет осуществлен полный переход факторинга в «цифру». На сегодняшний день этому ничто не мешает ни технологически, ни законодательно.

– Более того, в части факторинга существенно изменится ландшафт рынка. В настоящее время основным каналом продаж являются клиентские менеджеры, настраивающие взаимодействие между клиентом и банком. В ближайшем будущем появятся масштабные агрегаторы, и клиентам будет достаточно только выбирать на площадках, чья цена им больше нравится. Банки уйдут в плоскость конкуренции исключительно в ценовом плане. Очевидно, будет также интеграция с ЕDI-провайдерами (от англ. Electronic data interchange – электронный обмен данными. – Прим.авт.). Мы наблюдаем эти процессы и в крупных госбанках, и в частном секторе, – отмечает спикер. – Кроме того, будущее, как ни странно, за социальными сетями, видимо, в данном случае деловыми, для корпоративного бизнеса. Также в технологическом плане банкам, на мой взгляд, нужно много инвестировать, чтобы не просто не отставать, но и становиться маркетмейкерами.

Участники форума также высказались о необходимости развития проектов на конкретных территориях, например на Дальнем Востоке. Однако, по словам Сергея Вологодского, бизнес не очень охотно идет туда:

– Я хотел бы отметить довольно низкую активность со стороны бизнеса, реализующего проекты на Дальнем Востоке. Проекты, которые мы профинансировали на этой территории, можно пересчитать по пальцам одной руки. С точки зрения фокуса на определенные территории у Фонда развития промышленности нет приоритизации. Мы рассматриваем, в первую очередь, сам проект, и для нас в целом неважно, где он реализуется: в Крыму, на территории Северного Кавказа или Дальнего Востока.

Также в ходе форума состоялась церемония награждения лидеров рейтинга «Крупнейшие компании России RAEX-600», прошли тематические дискуссии.


Фото предоставлено организаторами

 

Елена Восканян



 



ООО «Издательский дом «Реальная экономика»
190020, Санкт-Петербург,
Старо-Петергофский пр., 43 45, лит. Б, оф. 4н
Тел.: (812) 346-5015, 346-5016
Факс: (812) 325-2099    E-mail: info@e-c-m.ru

© 2010-2018 Журнал «Эффективное антикризисное управление. Практика»