Журнал, посвященный вопросам непрерывности бизнес-процессов,
профилактике возникновения и урегулирования кризисных ситуаций на предприятии.

Распространяется вместе с научным журналом «Стратегические решения и риск-менеджмент».



Новости

15.11.2018
«Управленческие науки – 2018»: на пути к цифровизации

13.11.2018
На семинаре «Энергетика. Экономика. Общество» обсудили проблемы совершенствования регулирования цен

06.11.2018
14 ноября 2018 года в Москве пройдет XII Ежегодный форум «Будущее страхового рынка», организуемый рейтинговым агентством RAEX

23.10.2018
Семинар «Энергетика. Экономика. Общество»

23.10.2018
Новые технологии «Криптен» на Евразийской неделе

19.10.2018
Сетевые сообщества, нацпроект «Образование», межмуниципальное сотрудничество в системе стратегического управления: повестка ЦСР на Форуме стратегов

19.10.2018
Реализуем Стратегию вместе: эффективная коммуникация власти, бизнеса и общества

19.10.2018
На встрече «Legal Top» состоялась презентация Ассоциации юристов в сфере ликвидации и банкротства

18.10.2018
На Форуме стратегов обсудят инструменты реализации «Майских указов» президента в сфере образования

15.10.2018
24 октября 2018 года в Москве состоится XIV Russia Risk Conference 2018





  О журнале


  Издатель


  Подписка


  Сотрудничество


  Свежий номер


  Архив номеров

 

 

 

 

 

 

Литература

Индустрии будущего


Алек Росс.
М.: АСТ, 2017. – 288 стр.


Сейчас все пишут книги про будущее. Как новые технологии перевернут жизнь с ног на голову. Эта книга – тоже про это.

Из ее плюсов – книга хорошо написана. А ее автор – специалист по новым технологиям, которого ценили при прежнем президенте США: в избирательном штабе Барака Обамы он отвечал как раз за политику в области технологий. Потом работал советником госссекретаря по инновациям (тогда госсекретарем была Хилари Клинтон). В этом качестве даже ездил в Кремль на переговоры.

Итак, Алек Росс утверждает, что новые технологии уже серьезнейшим образом изменили нашу жизнь. Но это только начало – дальше будет еще серьезнее. У каждой инновации есть плюсы и минусы. Их разбору и посвящена эта книга.

Что мы имеем сейчас? Кто выиграл и кто проиграл от развития цифровой экономики? Победители – венчурные инвесторы и высококвалифицированные специалисты, быстро сориентировавшиеся на новых рынках и оценившие новые технологии. В число победителей входит также миллиард жителей развивающихся стран – когда эти страны стали частью глобальной экономики, их относительно дешевая рабочая сила оказалась преимуществом. В проигрыше жители тех регионов, где рабочая сила традиционно была дорогой, – США и Европа.

Прогноз Алека Росса: технологические прорывы не будут равномерными. Многие получат в результате большую выгоду. Некоторые – огромную выгоду. Но миллионам придется сняться с насиженных мест. В отличие от первой волны цифровой глобализации, которая создала множество недорогих рынков, вторая волна обрушится на средний класс во всех странах мира, и многим грозит возвращение к бедности.

Инновации несут в себе новые возможности и новые опасности. Вот несколько областей, в которых перемены очевидны.

Роботы. Продолжительность жизни в Японии сегодня составляет 80 лет для мужчин и 87 для женщин. В верхней возрастной категории находится 25 % населения страны. К 2050 году, по прогнозам, этот показатель достигнет 39 %.

И всем этим весьма немолодым людям будет нужен уход. К 2025 году Японии потребуется 4 миллиона сиделок. Сейчас в наличии имеется 1,49 миллиона. При этом Япония выдает всего 50 тысяч рабочих виз в год.

Выход в Японии видят в роботах. Японские гиганты Toyota и Honda создают новое поколение роботов. Toyota сделал помощницу сиделки – масса 60 килограммов, рост – 1,2 метра, может общаться с помощью слов и жестов. Honda – робота (тоже в 1,2 метра ростом), который распознает человеческие эмоции и речь. Ухаживая за пациентом, этот робот помогает хозяину встать с постели и способен поддержать простую беседу.

Множество других японских компаний тоже создают роботов-сиделок. Один из образцов способен осторожно поднимать и опускать людей весом до 70  кг, он похож на гигантского улыбающегося медведя, покрыт искусственной кожей, чтобы избежать травм пациента. Другого робота сделали в виде детеныша гренландского тюленя, обтянутого белым мехом. Он предназначен для людей, которые слишком слабы, чтобы заботиться о настоящем живом питомце.

Пока ни один робот-сиделка не умеет делать сложные вещи: купать пациента или чистить ему зубы. Но это дело времени.

Проблема в другом – социальные психологи сомневаются в том, что пациенты сумеют наладить эмоциональную связь с роботом-сиделкой. Они говорят: чтобы идея дружбы с искусственным интеллектом стала для нас новой нормой, нам придется полностью перестроить систему ценностей.

Правда, западные и восточные культуры смотрят на роботов по‑разному. В Японии барьер между роботом и человеком не очень велик: синтоизм, который исповедуют 80 % японцев, говорит, что душой наделены не только люди, но и предметы. В западной культуре ситуация совершенно иная: западную литературу пронизывает ужас от того, что однажды человечество создаст искусственное существо и не сможет его контролировать.

Еще одна проблема: если роботы-сиделки станут распространенным явлением, они могут еще больше увеличить пропасть между младшим и старшим поколениями. Молодые и сейчас проявляют не слишком много интереса к рассказам стариков. А так и вовсе перестанут их слушать.

Искусственный интеллект. Сингулярностью называется некая точка во времени, когда искусственный интеллект сравнится с человеческим или превзойдет его. Если это случится, то совершенно неясно, к каким последствиям это приведет, пишет Росс.

Правда, ряд ученых отрицают саму возможность сингулярности – это требует детального понимания человеческого мозга, а до этого далеко. Пока семимильными шагами развивается искусственный интеллект для выполнения конкретной функции. Но искусственный интеллект общего профиля развивается крайне медленно. Поэтому есть надежда, что в обозримом будущем разрыв между людьми и роботами преодолеть не удастся.

Точное земледелие. Новые технологии изменят сельское хозяйство. Использование сенсорных технологий, производящих сотни измерений в секунду, сделает фермеров офисными работниками. И в разы увеличит эффективность хозяйствования.

Медицина. Количество роботизированных медицинских процедур увеличивается примерно на 30 % в год, миллионы американцев уже испытали на себе роботизированную хирургию. Если посмотреть на это с экономической точки зрения, то человеческий труд требует очень мало капитальных затрат, но высоких ежедневных расходов (зарплата, пособия и т. д.). Использование роботов предполагает диаметрально противоположную структуру бюджета: высокие авансовые капитальные затраты, но низкие эксплуатационные расходы.

Автомобили без водителя. В том, что они появятся на дорогах, уже никто не сомневается. К чему это приведет? Сейчас только в США 2,5 миллиона человек зарабатывают себе на жизнь вождением грузовиков, такси или автобусов – все они окажутся в зоне риска.

Это скажется и на бизнесе парковок: автоматическая машина может поехать домой и вернуться, когда потребуется. Зачем оставлять ее на стоянке аэропорта, да еще и платить за это?

Психологическая проблема – будем ли мы, спрашивает Алек Росс, готовы смириться с тем, что автомобильные аварии могут быть вызваны сбоем в программе? Сумеем ли мы принять компьютерную систему и беспилотные автомобили, на совести которых будут десятки или сотни тысяч жизней? Автор этой книги думает, что нет: при первой же аварии, случившейся из-за программного сбоя, раздадутся призывы отключить систему.

Геномика. Несколько лет назад группа ученых с использованием ДНК мертвого букардо (дикого козла, жившего в Пиренеях и вымершего в 2000 году) создала эмбрионы букардо. В 2003 году обычная коза родила вымершего букардо. Правда, прожил он недолго. В 2012 году в Сан-Франциско появился проект, направленный на возвращение к жизни вымерших животных с помощью технологий геномики. Уже ведутся работы по воскрешению странствующих голубей, верескового тетерева и австралийской лягушки. Обязательно появится идея вернуть обратно на землю мамонтов. Если это выполнимо (пока – нет), хотим ли мы повернуть время вспять? – спрашивает автор. Повторное появление вымерших видов перестроит пищевые цепи. Кто спрогнозирует, чем это обернется?

Экономика совместного потребления. Компания Airbnb (дает людям возможность сдавать и снимать свободное жилье) фактически является крупнейшей в мире гостиничной сетью, хотя не владеет ни одним номером в отеле. В ее списках – более 800 тысяч предложений. Ее услугами пользуются десятки миллионов человек. Та же история с Uber. Следующий шаг – появление платформы, предлагающей услуги специалистов во всех областях – как водится, с присвоением рейтингов и отзывами. Когда все – от главных инженеров до уборщиков – начнут продавать свои услуги в интернете, это уничтожит агентства по рекрутингу.

Но немедленно появится проблема – хорошо быть фрилансером в молодости. Но что делать с постаревшими работниками? Вероятно, обязательства по социальной защите персонала сместятся от работодателей к финансируемым налогоплательщиками правительственным программам.

Интернет вещей. Мир уже готов к тому, что практически любой объект – от автомобиля до одежды – может передавать и принимать данные. Оцифровывание всего вокруг может привести в ближайшие 10 лет к невероятно серьезным последствиям. Главная проблема – нарушение конфиденциальности. Если дверь вашего гаража знает, когда вы возвращаетесь домой, это может узнать и государство.

Большие данные. Широко распространено заблуждение, пишет Алек Росс, что преимущества, возникающие благодаря «большим данным», представляют собой производное от объема собранных данных. В реальности главное – это возможность их проанализировать.

Пока прогнозы, составленные на основе «больших данных», не слишком точны. Скажем, «большие данные» не смогли предсказать вспышку вируса Эбола в Африке в 2014 году, а после того как она произошла, совершенно неправильно спрогнозировали ее масштаб – ожидалось, что вирусом заболеют 1,4 миллиона человек, реально заболели 25 тысяч.

Выявляемые «большими данными» корреляции могут оказаться ошибочными, поскольку полагаются на исторические или текущие данные, в которых отражается уровень дискриминации по расовым или другим признакам. Например, модели, лежащие в основе многих алгоритмов, негативно оценивают людей, когда‑либо живших в бедном или неблагополучном районе.

Но скоро «большие данные» перестанут быть лишь громкой фразой. Они изменят то, что мы едим и как мы общаемся, предсказывает Росс. «Большие данные» будут определять наш выбор в самых разных областях (будут подбирать нам одежду, места для отдыха и людей, с которыми стоит пойти на свидание). Однако мы не будем знать, как именно работают эти алгоритмы. В мире «больших данных» возникает новый страх – страх того, что люди будут все сильнее смахивать на машины. Все, что мы отдаем на откуп алгоритмам, лишает нас интуиции.

В течение следующих 15 лет нормы поведения изменятся. То, что считается скандальным в наши дни, не будет привлекать внимания в будущем. Нам придется, говорит Алек Росс, все чаще мириться с недостатками других людей, поскольку у каждого из нас будут свои недочеты и промахи, зафиксированные в неудаляемых массивах данных. И даже если мы захотим вернуться к большей конфиденциальности частной жизни, мы уже не сможем этого сделать.

И, кстати, вопрос о том, кто владеет данными, будет важен ничуть не меньше, чем вопрос о том, кому принадлежит земля, в аграрную эпоху.

Машинный перевод. Он сделает доступными рынки, выход на которые пока затруднен из‑за языковых барьеров. Как и в случае любой другой новой технологии, у машинного перевода есть недостатки: один из них – почти полное исчезновение профессии переводчика. Через 10 лет из всех переводчиков останутся только те, кто работает над созданием и улучшением программ для перевода.

Зоны риска. Во время предыдущей волны глобализации огромную часть банковских кассиров заменили банкоматы и мобильные приложения, агентов туристических фирм – сайты для путешественников. Новая волна новаций нанесет еще более сильный удар по сектору продаж.

Работу у живых официантов будут отнимать роботы. В ресторанах по всему миру уже проходят подобные испытания. И это очень серьезно. По крайней мере, для США. 50 % взрослых американцев когда‑либо работали в ресторане; у 25 % это была первая работа. То есть внедрение роботов в общепит – это больше чем просто потеря рабочих мест, это снижение социальной мобильности.

Два профессора Оксфордского университета изучили перспективы 700 профессий и заявили, что более половины рабочих мест в США в ближайшие 20 лет окажутся под угрозой из‑за компьютеризации. 47 % американских рабочих мест показали высокий риск поглощения роботами, еще 19 % – средний уровень риска. В наибольшей опасности находятся 60 % работников, занимающихся сбором и применением информации.

Автор предвидит формирование уже в 2020-х годах, как только роботы начнут массово появляться на рабочих местах, движений протеста. К этому надо быть готовым.

Перспективы. По мнению автора «Индустрий будущего», выиграют те общества и страны, которые будут делать ставку на женщин и молодежь.

Надо дать возможности женщинам, призывает автор. Именно женщины сыграли важнейшую роль в быстром и скачкообразном росте экономики Африки. Сейчас в ряде африканских стран доля предпринимателей среди женщин такая же, как среди мужчин, а в Нигерии и Гане предпринимателей-женщин больше, чем мужчин.

Второе важное условие, необходимое для конкурентоспособности обществ в отраслях будущего, – это наличие молодых людей, чьи идеи получают финансирование и чья карьера не зависит от возраста.

Алек Росс убежден: одна из причин стагнации во Франции и вообще в средиземноморской Европе связана с тем, что молодые люди вынуждены ждать несколько десятилетий, прежде чем они получат реальную власть или возможность привлечения инвестиций.

Ну и конечно, главным условием процветания в новой эпохе остается готовность общества существовать в глобальном, а не изолированном мире.

 



ООО «Издательский дом «Реальная экономика»
190020, Санкт-Петербург,
Старо-Петергофский пр., 43 45, лит. Б, оф. 4н
Тел.: (812) 346-5015, 346-5016
Факс: (812) 325-2099    E-mail: info@e-c-m.ru

© 2010-2018 Журнал «Эффективное антикризисное управление. Практика»