Журнал, посвященный вопросам непрерывности бизнес-процессов,
профилактике возникновения и урегулирования кризисных ситуаций на предприятии.

Распространяется вместе с научным журналом «Стратегические решения и риск-менеджмент».



Новости

13.08.2019
Эффективное партнерство бизнеса и науки: HOLOEXPO – современная платформа для новых разработок

06.08.2019
Голографическая защита «Криптен» для современных идентификационных документов

06.06.2019
«КРИПТЕН» выходит на рынок Латинской Америки

30.04.2019
Восьмая конференция «Повышение эффективности корпоративных бизнес-процессов»

24.04.2019
XVI Международный профессиональный форум "НОВОЕ ИЗМЕРЕНИЕ В УПРАВЛЕНИИ РИСКАМИ – СТРЕМЛЕНИЕ В БУДУЩЕЕ"

19.04.2019
Яркие идеи и надёжные технологии: «Криптен» представил защитные нити на Currency Conference

10.04.2019
На семинаре «Энергетика, экономика, общество» обсудили особенности модернизации российской энергетики

07.04.2019
Новые визуальные эффекты от «Криптен»

26.03.2019
Семинар «Энергетика. Экономика. Общество»

25.03.2019
Защитные нити НПО «Криптен» на конференции The High Security Printing





  О журнале


  Издатель


  Подписка


  Сотрудничество


  Свежий номер


  Архив номеров

 

 

 

 

 

 

Началась борьба за технологическое лидерство

Спикер форума VESTIFINANCE убежден, что сегодня залогом успеха является правильное целеполагание

Эксперты утверждают: строить прогнозы – не самое благодарное занятие, ведь технологии развиваются стремительно, и порой сложно предугадать, что будет через год, не говоря уже о более далекой перспективе. И все‑таки: есть ли у России шанс стать мировым технологическим лидером и законодателем трендов или нам придется запрыгивать в последний вагон поезда инноваций? Ответ на этот вопрос попытался найти спикер VII форума VESTIFINANCE – председатель Внешэкономбанка (2016–2018 гг.) Сергей Горьков. Организаторами мероприятия, состоявшегося в Москве на площадке Digital October 21–22 мая, выступили «Росконгресс» и «Вести Экономика».

Сергей Горьков



Россия стала потребителем

– Как бы удивительно это ни прозвучало, мы живем не в самое динамичное время. Динамичность изменения базовых технологий была куда больше в начале XX века. Постоянная планка, конвейерное производство, диод, самолет братьев Райт, телефон, полупроводниковый эффект, специальная теория относительности Эйнштейна, сверхпроводники – все эти открытия произошли в период с 1900 по 1913 год, – напомнил Сергей Горьков. – При этом среди серьезных технологических продуктов XXI века можно выделить, пожалуй, только смартфон. С другой стороны, в нашу эпоху сделано несколько фундаментальных научных открытий, которые позволяют утверждать, что мы находимся на пороге квантового скачка. Ко всему прочему началась борьба между странами за технологическое лидерство в создании прорывных продуктов.

Докладчик предложил совершить экскурс в историю и посмотреть, чем жила Россия 1917 года, ведь на тот момент ее доля в мировом ВВП составляла 7,4%. Более того, наша страна занимала первое место по производству и экспорту нефти, обогнав прежнего лидера – США, и экспорту зерновых. Развивались такие направления, как металлургия, паровозостроение, текстильная и пищевая промышленность. Большие успехи отмечались в науке и образовании, о чем свидетельствует перечень нобелевских лауреатов. Да, отечественная наука не была самой передовой, но совершенно точно являлась одной из самых фундаментальных в мировой цивилизации. По оценкам экспертов, через 10–15 лет Россия могла занять первое место по доле в мировом ВВП, но упустила свой шанс.

В 2017 году доля России в мировом ВВП оказалась более скромной – всего 3,2%.

Нам удалось удержать первое место по углеводородам и экспорту зерновых и немного улучшить показатели в сфере машиностроения, но ситуация в науке ухудшилась – в стране осталось только несколько фундаментальных научных школ, значимых фундаментальных научных открытий нет. Самое главное – Россия пропустила третью промышленную революцию и стала потребителем, а не производителем высоких технологий.

Сергей Горьков считает, что у нас есть шанс реабилитироваться, для этого придется сделать опережающий прыжок. Тем более, перспективные направления известны: в ближайшие годы весь мир будет делать ставку на прорывные технологии, индустрию 4.0, конвергентные и биотехнологии, искусственный интеллект, квантовые технологии, мультимодальные стратегии. Очевидно, частный капитал будет конкурировать с государством, а стартапы продолжат атаковать корпорации.
И все же главным трендом 2018 года спикер считает искусственный интеллект:

– Искусственный интеллект нужно рассматривать как часть большой конвергентной сферы, куда входят когнитивные технологии, биотехнологии, нанотехнологии, а также IT. На основе конвергентных технологий создаются нейроинтерфейсы «человек – машина» и киберфизические системы. Уже достигнуты хорошие результаты по лечению прежде неизлечимых болезней, появляются недоступные ранее возможности, например управление протезами силой мысли или восстановление после инсульта. Это не фантастика, а наша реальность, – комментирует он. – Долгое время казалось, что искусственный интеллект нельзя обучить играть в сложнейшую игру го, но в 2016 году нейросеть AlphaGo обыграла чемпиона мира Ли Седоля. Искусственный интеллект достиг девятого дана за два года. А в 2017 году новый релиз AlphaGo Zero обыграл предыдущую версию со счетом 100:0. Искусственный интеллект достиг девятого дана всего за восемь часов.




Опережать или догонять?


Сергей Горьков упомянул, что с развитием технологий, безусловно, меняется и экономика, традиционные рецепты перестают работать. Ключевыми критериями конкурентоспособной экономики становятся скорость, гибкость и проактивность. Вопрос в том, готова ли Россия отказаться от привычных подходов, которые ограничивают возможности ее развития? Докладчик подчеркнул: барьер экономического роста нашей страны за счет традиционных секторов экономики снизился и составляет 2% ВВП в год. Если не начнем движение к новой экономике, то будем ограничены этим показателем, поскольку зависим от ряда политических (санкции) и экономических (цена на нефть) факторов. При этом России, вероятно, придется совмещать реализацию сразу двух стратегий – модернизации и рывка.



– Самый высокий уровень ВВП, который нам удалось достичь, был зафиксирован в 1967 году – тогда доля СССР в мировом ВВП составляла 9,9%. Советский Союз сформировал новые отрасли и вышел в технологические лидеры в космосе, атомной энергетике, микроэлектронике, биотехнологиях; ускоренными темпами развивались тяжелая, энергетическая, электротехническая, химическая промышленность и приборостроение. Доля машиностроения в ВВП страны достигала 14%. В те годы семь советских ученых стали лауреатами Нобелевской премии по физике. Тогда у нас была заявка на мировое лидерство в науке и технологиях, однако помешала возникшая сырьевая зависимость. Тем не менее во времена СССР был четкий фокус на развитие технологий. Сегодня же, чтобы реализовывать программу «Цифровая экономика Российской Федерации», нам необходимо определиться с фокусом, сконцентрировать внимание на конкретной цели. В противном случае ни о каком развитии не будет речи, – считает эксперт. – И если некоторые страны могут позволить себе внедрять современные технологии, не ставя целевую задачу по развитию цифровой экономики, потому что априори будут идти в этом направлении, то Россия точно должна обозначить задачи и цели на перспективу. Правильное целеполагание – залог успеха.

Спикер напомнил, что ключевым институтом реализации программы по цифровой экономике является Внешэкономбанк. В стратегии ВЭБа определены два вектора, которые предусматривают «догоняющее» и опережающее развитие. В случае с «догоняющим» речь идет о направлениях, где мы имеем возможности для роста, но не для прорыва: финансирование промышленности высоких переделов, инфраструктура (транспортная, энергетическая, здравоохранение) и экспорт. Что касается опережающего развития, то оно предусматривает направления, в которых у России есть возможности для прорыва: блокчейн, квантовые технологии, конвергентные (НБИКС) технологии, масштабирование, маркетплейс B2B, масштабирование и «разгон» инновационных проектов на российском и азиатском рынках.




Нет аппетита к инновациям


Хотя правительство РФ акцентирует внимание на инновационной деятельности, инновации сталкиваются с «непробиваемой стеной»: у нас много прорывных изобретений, но мы до сих пор не научились их коммерциализировать. Ко всему прочему, в России нет среды, необходимой для развития инноваций, поэтому лишь отдельные компании добиваются успеха. Остальные вынуждены искать обходные пути: не имея возможности реализовать себя здесь, уезжают, например, в Силиконовую долину.

– У нас не очень большой рынок, и, когда мы финансируем какие‑то проекты в розничном сегменте, не получается их быстро тиражировать. С другой стороны, в России много корпораций, но у них нет спроса, нет аппетита к инновациям. Вот и получается, что мы в состоянии производить изобретения, но пока не способны их поглощать. В этом одна из основных проблем, которую нужно решать. Огромное количество наших стартапов уезжает в США, хотя отечественные технологии могут быть востребованы в Китае и Юго-Восточной Азии. Замечу, что в Израиле рынок еще меньше, но они смогли настроить инновационную деятельность таким образом, чтобы сотрудничать с другими рынками, прежде всего с США, – уточнил Сергей Горьков. – Кстати, тот же Китай делает ставку на инновации на уровне государства. Благодаря созданию необходимых инструментов и встраиванию в международные цепочки (например, «Один пояс – один путь») Китай уже является мировым лидером по ряду прорывных технологий. В России важно создать комфортную среду и донести до общественности посыл, что заниматься инновационной деятельностью модно, на этом можно зарабатывать.



Поскольку средний возраст создания прорывных решений снизился – уже в 14–17 лет люди способны разрабатывать новые технологии, ВЭБ принял решение о создании департамента тинэйджеров. Это проект для подростков 14–17 лет вне зависимости от географии их проживания, предполагающий практический курс погружения в технологии будущего – блокчейн, мобильные приложения, VR (виртуальную реальность).

Кроме того, одним из приоритетных направлений для ВЭБа является блокчейн. В 2017 году были запущены блокчейн-проекты с Пенсионным фондом РФ, Росреестром, Роспатентом, ДОМ.РФ.

– Сейчас мы реализуем порядка восьми проектов. Есть большие и маленькие проекты в разных отраслях, все они вполне успешно развиваются. Видим, что использование технологии блокчейн в закупках дает очень хороший и достаточно масштабируемый эффект. Можно говорить о сотнях миллиардов рублей экономии, – подчеркнул Сергей Горьков, уточнив, что в текущем году запущены 50 коммерческих проектов на блокчейне для коммерческих компаний. – Если Россия сфокусируется на этом направлении, то вполне может стать мировым лидером. Тем более, интерес к нему проявляют нефтяные, торговые и транспортные компании.

Подводя итоги, он отметил, что понятие «лидер» в XXI веке изменилось: сегодня лидером является тот, кто задает амбиции. Современный лидер – «главный по талантам»: целеустремленный, бескорыстный, смелый, упорный, обладает эмоциональным интеллектом, мыслит мультимодально и продумывает на несколько ходов вперед. В качестве примера был приведен изобретатель и инвестор Илон Маск.

 

Елена Восканян. Фото предоставлено организаторами форума Vestifinance



 



ООО «Издательский дом «Реальная экономика»
190020, Санкт-Петербург,
Старо-Петергофский пр., 43 45, лит. Б, оф. 4н
Тел.: (812) 346-5015, 346-5016
Факс: (812) 325-2099    E-mail: info@e-c-m.ru

© 2010-2018 Журнал «Эффективное антикризисное управление. Практика»