Журнал, посвященный вопросам непрерывности бизнес-процессов,
профилактике возникновения и урегулирования кризисных ситуаций на предприятии.

Распространяется вместе с научным журналом «Стратегические решения и риск-менеджмент».



Новости

13.08.2019
Эффективное партнерство бизнеса и науки: HOLOEXPO – современная платформа для новых разработок

06.08.2019
Голографическая защита «Криптен» для современных идентификационных документов

06.06.2019
«КРИПТЕН» выходит на рынок Латинской Америки

30.04.2019
Восьмая конференция «Повышение эффективности корпоративных бизнес-процессов»

24.04.2019
XVI Международный профессиональный форум "НОВОЕ ИЗМЕРЕНИЕ В УПРАВЛЕНИИ РИСКАМИ – СТРЕМЛЕНИЕ В БУДУЩЕЕ"

19.04.2019
Яркие идеи и надёжные технологии: «Криптен» представил защитные нити на Currency Conference

10.04.2019
На семинаре «Энергетика, экономика, общество» обсудили особенности модернизации российской энергетики

07.04.2019
Новые визуальные эффекты от «Криптен»

26.03.2019
Семинар «Энергетика. Экономика. Общество»

25.03.2019
Защитные нити НПО «Криптен» на конференции The High Security Printing





  О журнале


  Издатель


  Подписка


  Сотрудничество


  Свежий номер


  Архив номеров

 

 

 

 

 

 

Стимулирование роста как основная цель правительства

Расходы на социальную сферу и здравоохранение должны поддержать экономический рост в ближайшие шесть лет


Экономическая динамика в апреле улучшилась

Введение в апреле новых санкций в отношении России серьезно повлияло на локальные финансовые рынки. Отток капитала усилился и, по предварительным оценкам, только за апрель достиг $ 7,6 млрд против лишь $ 1,5 млрд за апрель 2017 года. Как правило, в апреле, после сезонного увеличения в первом квартале года, отток капитала идет на спад, но текущий год стал исключением из‑за возросшей внешнеполитической напряженности. Как следствие, за апрель – май рубль подешевел на 5–10%.

Однако это ослабление рубля практически никак не сказалось на темпах роста потребительских цен в апреле и в мае. Помесячная инфляция в апреле составила 0,4% и осталась на этом же уровне в мае, когда повышение цен на бензин обеспечило вклад в инфляцию в размере 0,2 п.п. и нивелировало эффект от снижения цен на продукты питания на 0,1% относительно предыдущего месяца (их годовой рост в мае составил лишь 0,4%). Вялый рост цен на продовольственные товары означает, что годовая инфляция в 2018 году может оказаться ниже нашего текущего прогноза (3,2%). Примечательно, что ЦБ также ожидает сохранения фактической инфляции ниже целевых 4%. В связи с этим мы ожидаем, что Центробанк продолжит понижать ключевую ставку и к концу года доведет ее до 6,5%. Понижение ставок будет стимулировать кредитование и, как следствие, рост экономики.



В первом квартале 2018 года и в апреле экономическая динамика была сравнительно неплохой. По оценкам Росстата, годовой рост ВВП в первом квартале достиг 1,3%. Как видно на графике 1, этот показатель предполагает поквартальное восстановление сезонно скорректированного ВВП после спада в четвертом квартале 2017‑го. ВВП с поправкой на сезонные факторы в январе – марте 2018‑го оказался даже выше, чем в 3К17, когда был зафиксирован предыдущий рекорд за период с первого квартала 2015 года.

Данные по структуре ВВП за первый квартал 2018 года еще не опубликованы, однако статистика по выпуску в базовых отраслях указывает на те же годовые темпы роста – 1,3%. Основную поддержку оказали сельское хозяйство, где производство увеличилось на 2,6% по сравнению с аналогичным периодом 2017 года, транспортный сектор (рост на 2,5%), розничная торговля, где оборот вырос на 2,2%, и промышленное производство (рост на 1,9%). Оборот оптовой торговли остался на прошлогоднем уровне, а в строительстве произошел спад на 4,0%. Тем не менее в апреле динамика продолжила улучшаться. Годовой рост в транспортном сегменте ускорился до 4,8%, в строительстве составил 1,4%, в оптовой торговле – 1,2%. Рост выпуска в базовых отраслях достиг 1,7%. Улучшение динамики в транспортном секторе в апреле (особенно в железнодорожном и трубопроводном сегментах, которые показали годовой рост соответственно на 5,0% и 5,6%) можно объяснить продолжающимся увеличением объемов выпуска угля и газа (соответственно на 9,2% и 16,8% относительно аналогичного периода прошлого года) и их экспорта.





В целом в первом квартале 2018‑го и в апреле экономика продолжала восстанавливаться. В связи с этим мы не видим оснований для пересмотра наших прогнозов: мы по‑прежнему считаем, что рост ВВП в этом году составит около 1,8%, а в 2019-м – 2%.




Бюджетное правило абсорбирует эффект повышения цен на нефть


Нефть подорожала с начала года, и сейчас мы ожидаем, что во II–IV кварталах 2018 года средняя цена Брент составит $ 75 / барр. В первом квартале этого года баррель Брент стоил в среднем $ 67,2, так что теперь наш годовой прогноз средней цены на нефть повышен с $ 65 до $ 73. Благодаря бюджетному правилу эффект от повышения цен на нефть для экономики будет ограниченным: оно просто приведет к увеличению покупок иностранной валюты, а также к росту профицитов бюджета и счета текущих операций. По нашим прогнозам, подорожание нефти слабо отразится на обменном курсе и практически не повлияет на инфляцию и рост ВВП.



В табл. 1 показано, как рост цен на нефть сказывается на платежном балансе страны. Ранее, когда наш прогноз предполагал, что средняя цена нефти во II–IV кварталах 2018 года составит примерно $ 64 / барр., мы ожидали, что объем покупок иностранной валюты будет равен $ 44 млрд и что на эту же сумму увеличатся золотовалютные резервы. Мы прогнозировали, что отток капитала несколько превысит $ 20 млрд., и полагали, что положительное сальдо счета текущих операций за указанный период будет равно приблизительно $ 67 млрд. Наш новый прогноз цены нефти на 2К18–4К18 составляет $ 75 / барр., и это значит, что покупки иностранной валюты в указанный период могут достичь примерно $ 65 млрд. Если исходить из того же допущения относительно чистого оттока капитала, получается, что положительное сальдо счета текущих операций за этот промежуток времени составит около $ 88 млрд. Фактически основная доля возросшего экспорта будет просто абсорбирована за счет покупок иностранной валюты. Однако полностью этот эффект не будет нивелирован, так что рубль сейчас выглядит несколько сильнее, а импорт ненамного увеличится.

Как показано в табл. 1, теперь мы ожидаем, что обменный курс во II–IV кварталах 2018 года будет колебаться около отметки 62 руб. за доллар, что довольно близко к уровням, наблюдавшимся в конце мая – начале июня. Учитывая результаты за первый квартал 2018‑го, мы полагаем, что средний обменный курс по итогам года составит около 60,7 руб. за доллар, а средняя цена Брент – $ 73 / барр. Более высокая цена нефти скажется и на балансе бюджета: по нашим текущим прогнозам, профицит составит 2,3 трлн руб., или 2,3% ВВП. Наши расчеты предполагают, что расходы в 2018 году достигнут 16,6 трлн руб., как и заложено в бюджете.



Поскольку наши прогнозы обменного курса не сильно изменились, мы считаем, что нет причин для пересмотра наших допущений в части инфляции, процентных ставок или роста ВВП. Геополитическая ситуация и экономическая политика российского правительства и ЦБ будут играть намного более важную роль в нашей оценке этих переменных.




Правительство будет стимулировать рост везде,
где возможно


Благодаря бюджетной дисциплине и таргетированию инфляции финансовая стабильность не стоит под вопросом. 7 мая президент России Владимир Путин подписал указ, в котором обозначены цели правительства на новый президентский срок. Увеличение инвестиций в образование, здравоохранение и инфраструктуру будет означать, что соответствующие расходы в 2019–2024 годах составят 25 трлн руб., но в бюджет на этот период было заложено лишь 17 трлн руб. Таким образом, расходы на социальную сферу и инфраструктуру в следующие шесть лет возрастут на 8 трлн руб., или примерно на 1,3 трлн руб. в год. Дополнительные социальные и инфраструктурные расходы будут профинансированы за счет изменений в налогообложении (рост НДС, повышение пенсионного возраста, а также продолжение налогового маневра в нефтяной отрасли), а также за счет некоторого увеличения заимствований.



Между тем стимулирование экономического роста – еще одна важная задача для правительства. В «майском указе» изложены две взаимосвязанные цели: вывести Россию в пятерку крупнейших экономик мира и обеспечить темпы экономического роста выше мирового среднего уровня.

По данным МВФ, в 2017 году Россия занимала шестое место в мире по объему ВВП, рассчитанному по паритету покупательной способности (ППС), тогда как на пятом месте была Германия, а на седьмом – Индонезия. Ранее Россия уже занимала пятое место по размеру ВВП (в 2008 году и в период между 2012-м и 2014-м), однако в 2015 году опустилась на шестую строчку.

В 2017 году ВВП России было ниже немецкого лишь на 3,9% и выше индонезийского на 23,6%. По прогнозам МВФ, в 2019–2023 годах годовой рост Германии составит в среднем 1,5%: рост ВВП замедлится с 2% в 2019 году до 1,2% в 2023-м. Если допустить, что в 2024 году экономика Германии вырастет на те же 1,2%, то Россия сможет обогнать ее, если обеспечит темпы роста не менее 2,5% в год. При этом, чтобы оставаться впереди Индонезии, экономика которой растет намного быстрее, России придется добиться еще более высоких темпов роста.

И хотя на данный момент разрыв между Россией и Индонезией довольно велик, МВФ ожидает, что в период с 2018 по 2023 год экономика последней будет ежегодно расти примерно на 5,5%. Если допустить, что в 2024 году темпы роста экономики Индонезии также составят 5,5%, она сможет обогнать Германию, и если российская экономика будет расти не более чем на 2,5% в год, то Россия очень скоро вернется на шестое место.



Эти расчеты показывают, что Россия сможет стать пятой по величине экономикой мира и сохранить за собой это место на протяжении длительного времени только при темпах экономического роста выше мирового среднего уровня. За последние пять лет рост мировой экономики в среднем составлял 3,5%. Если Россия будет поддерживать рост на этом уровне в 2019–2024 годах, то ее ВВП в 2024 году по‑прежнему будет на 6% больше индонезийского; чем выше у России будут темпы роста, тем значительнее станет разрыв.

24 мая на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) ведущие официальные лица России обсудили, что можно сделать для ускорения темпов роста. Все участники дискуссии отметили, что ускорение темпов роста российской экономики до 3,5% и выше будет очень непростой задачей, особенно сейчас, после волны новых санкций. По оценкам главы Счетной палаты Алексея Кудрина, в долгосрочной перспективе дополнительные санкции приведут к замедлению роста экономики на 0,5%, и мы согласны с такой оценкой. Как отметил один из участников дискуссии, правительству придется стимулировать рост везде, где только возможно. Тем не менее то, что правительство признаёт проблему и планирует принять меры, является очень позитивным знаком для финансовых рынков. Важно, что главным приоритетом для правительства остается макроэкономическая стабильность.

Во время обсуждения на форуме председатель ЦБ РФ Эльвира Набиуллина подняла очень важный вопрос: эффективность государственных инвестиций и риск вытеснения ими частных вложений. В этом контексте важно подчеркнуть, что госинвестиции должны быть направлены на устранение «узких мест», сдерживающих экономический рост. Министр финансов Антон Силуанов и министр экономического развития Максим Орешкин отметили, что это будет главной целью государственного фонда инвестиций, который будет создан для финансирования инфраструктурных проектов. Капитал планируется привлечь путем размещения ОФЗ. Ожидается, что к 2024 году размер фонда достигнет эквивалента 3% ВВП. Это значит, что через шесть лет объем фонда может превысить 4 трлн руб., а средний прирост капитала за год может достичь примерно 0,7 трлн руб. Если эти инвестиции действительно помогут российским компаниям расширить свой бизнес, это будет очень благоприятный фактор.



Расходы на социальную сферу и здравоохранение также должны поддержать экономический рост в ближайшие шесть лет. Увеличение расходов на образование поможет повысить производительность труда, а рост затрат на здравоохранение позволит в долгосрочной перспективе развернуть негативные демографические тренды. Правительство также стремится привлекать в Россию высококвалифицированных специалистов, чтобы повышать качество рабочей силы.

По оценкам ЦБ РФ, в российской банковской системе достаточно капитала и ликвидности для того, чтобы финансировать инвестиционную активность на внутреннем рынке. Проблема заключается в том, что сами банки не демонстрируют особого желания. ЦБ планирует стимулировать кредитование малых и средних предприятий и таким образом модернизировать экономику посредством регуляторных мер. Это может стать важным фактором стимулирования экономической активности, особенно если такие действия будут сопровождаться снижением процентных ставок.

Еще один аспект, обсуждавшийся на ПМЭФ, – бюрократия и низкое качество госуслуг. Этот вопрос поднял Алексей Кудрин, и мы надеемся, что ему удастся добиться некоторого успеха в этой сфере после его назначения главой Счетной
палаты.

По нашим прогнозам, рост ВВП в 2018 году составит 1,8%, а в 2019-м – 2,0%. Оба этих показателя ниже целей, обозначенных в «майском указе». Однако те меры, которые обсуждают правительство и Центробанк, в случае их полной реализации могут изменить наш взгляд на перспективы роста в 2019 году и в последующий период. Оптимизм вселяет тот факт, что экономика и ускорение роста вновь становятся приоритетом для правительства.


 

Антон Струченевский, Sberbank Investment Research



 



ООО «Издательский дом «Реальная экономика»
190020, Санкт-Петербург,
Старо-Петергофский пр., 43 45, лит. Б, оф. 4н
Тел.: (812) 346-5015, 346-5016
Факс: (812) 325-2099    E-mail: info@e-c-m.ru

© 2010-2018 Журнал «Эффективное антикризисное управление. Практика»