Журнал, посвященный вопросам непрерывности бизнес-процессов,
профилактике возникновения и урегулирования кризисных ситуаций на предприятии.

Распространяется вместе с научным журналом «Стратегические решения и риск-менеджмент».



Новости

08.10.2019
В начале декабря 2019 года состоится международная конференция «Управление проектами 2020: Project Roadmap»

03.10.2019
Более 100 экспертов из 17 стран приедут на «Форум стратегов – 2019» в Санкт-Петербург

13.08.2019
Эффективное партнерство бизнеса и науки: HOLOEXPO – современная платформа для новых разработок

06.08.2019
Голографическая защита «Криптен» для современных идентификационных документов

06.06.2019
«КРИПТЕН» выходит на рынок Латинской Америки

30.04.2019
Восьмая конференция «Повышение эффективности корпоративных бизнес-процессов»

24.04.2019
XVI Международный профессиональный форум "НОВОЕ ИЗМЕРЕНИЕ В УПРАВЛЕНИИ РИСКАМИ – СТРЕМЛЕНИЕ В БУДУЩЕЕ"

19.04.2019
Яркие идеи и надёжные технологии: «Криптен» представил защитные нити на Currency Conference

10.04.2019
На семинаре «Энергетика, экономика, общество» обсудили особенности модернизации российской энергетики

07.04.2019
Новые визуальные эффекты от «Криптен»





  О журнале


  Издатель


  Подписка


  Сотрудничество


  Свежий номер


  Архив номеров

 

 

 

 

 

 

Какие стандарты нужны арбитражным управляющим

Вопрос о разработке стандартов деятельности арбитражных управляющих обсуждался на недавнем заседании Подкомитета по антикризисному управлению и проблемным долгам ТПП России

Федеральные стандарты деятельности арбитражных управляющих обсуждались на разных площадках неоднократно. Но из-за большого количества спорных вопросов они и по сей день не имеют завершенной формы. Доработка стандартов продолжается.

Специалисты утверждают, что сама идея создания стандартов неплохая. И очевидно, что в этом направлении уже проделана большая работа. Просто некоторые аспекты необходимо, как говорится, «довести до ума».

На недавнем заседании Подкомитета по антикризисному управлению и проблемным долгам Комитета по безопасности предпринимательской деятельности Торгово-промышленной палаты Российской Федерации прозвучали и критические замечания, и конструктивные предложения по усовершенствованию важнейших вопросов, относящихся к деятельности арбитражных управляющих.

Предмет обсуждения

В рамках проекта Европейского банка реконструкции и развития по развитию российского законодательства о несостоятельности, одним из элементов которого является оказание правовой и методической помощи по разработке федеральных стандартов деятельности арбитражных управляющих, были разработаны 6 проектов федеральных стандартов:

1. «Федеральный стандарт деловой этики арбитражных управляющих» определяет правила по этике, которые должны соблюдаться арбитражными управляющими в ходе их деятельности при проведении каждой процедуры банкротства. Данные правила должны рассматриваться как всеобъемлющие с тем, чтобы их можно было применять ко всем аспектам деятельности арбитражных управляющих. В указанном Стандарте регулируются вопросы профессиональной компетентности, объективности и независимости, честности и беспристрастности арбитражных управляющих; конфиденциальности информации, которой владеет арбитражный управляющий; профессионального поведения арбитражных управляющих и конфликтов интересов.

2. «Федеральный стандарт по обучению и стажировке арбитражных управляющих» определяет требования к теоретическим знаниям, обучению практическим навыкам и приобретению практического опыта, указывает на необходимость непрерывного профессионального обучения и предусматривает разработку соответствующих программ.

Указанный Стандарт будет включать программу подготовки арбитражных управляющих и порядок приема граждан на стажировку в качестве помощника арбитражного управляющего и ее прохождения.

3. «Федеральный стандарт по раскрытию информации арбитражными управляющими в рамках проведения процедуры банкротства» дополняет требования по раскрытию информации, предусмотренные Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)». Указанный Стандарт определяет информацию, раскрытие которой является обязательной; пределы обязанностей арбитражного управляющего по раскрытию информации; лиц, которым должна быть предоставлена соответствующая информация; а также метод (методы), с помощью которого такая информация должна раскрываться. Стандарт является открытым с точки зрения способа раскрытия информации, который выберут арбитражные управляющие.

4. «Федеральный стандарт, касающийся обязанности и ответственности арбитражного управляющего по разработке и утверждению плана внешнего управления» определяет принципы разработки внешним управляющим плана внешнего управления (План), требования к его содержанию, а также общий порядок взаимодействия внешнего управляющего с кредиторами в процессе разработки и утверждения Плана. К указанному Стандарту прилагается типовая структура плана внешнего управления с комментариями по содержанию каждого раздела.

5. «Федеральный стандарт по финансовому анализу, проводимому арбитражными управляющими в рамках процедур банкротства» призван заменить существующее постановление Правительства Российской Федерации № 367 от 25 июня 2003 года «Об утверждении правил проведения финансового анализа арбитражными управляющими».

В Стандарте предполагается ввести требование, в соответствии с которым арбитражные управляющие по каждому делу должны предоставлять отчет в стандартной форме, где большее внимание будет уделяться выявлению платежеспособности должника. При этом Стандартом не предполагается правил, которые могли бы воспрепятствовать арбитражному управляющему провести анализ в форме и по требованиям, которые раньше были предусмотрены постановлением № 367, если этого требует конкретная ситуация.

6. «Федеральный стандарт деятельности арбитражного управляющего по выявлению признаков преднамеренного и фиктивного банкротства и уведомлению о них» разработан вместо существующих в настоящее время «Временных правил по проверке арбитражным управляющим наличия признаков умышленного или преднамеренного банкротства» (утвержденных постановлением Правительства РФ от 27 декабря 2004 года № 855).

Стандарт должен предусматривать широкую основу для проведения исследования и расследования, поскольку признаки преднамеренного либо фиктивного банкротства могут быть выявлены из множества источников – например, из анализа финансовых документов должника (так называемый финансовый анализ является предметом отдельного стандарта), анализа прошлых сделок, из информации и свидетельств третьих лиц и т. д. Поэтому стандарт не должен жестко ограничивать деятельность арбитражного управляющего и предписывать выполнение определенных ограниченных задач.

В связи с этим указанный Стандарт определяет принципы и условия проведения арбитражным управляющим исследования по выявлению признаков преднамеренного либо фиктивного банкротства, а также обязанность арбитражного управляющего по уведомлению о результатах исследования.

В Стандарте определены источники информации, на основе которых может проводиться исследование, и требования к содержанию заключения о результатах исследования.



Мнения специалистов

Алексей Юхнин, кандидат юридических наук, директор Центра проблем банкротства, консультант ЕБРР:

– Проект по разработке стандартов начался в 2008 году, инициатива здесь принадлежит Минэкономразвития России и Европейскому банку реконструкции и развития (ЕБРР). В то время шла работа над проектом, одним из элементов которого была как раз разработка проектов федеральных стандартов. В конце 2008 года мы с коллегами из Минэкономразвития и ЕБРР долго обсуждали, какими должны быть эти стандарты. И пришли к выводу, что не имеет смысла привлекать иностранный опыт по некоторым узким сегментам регулирования – таким, например, как ведение реестра требований кредиторов. Вряд ли в данном случае мы можем апеллировать к иностранной практике, поскольку такая практика во многом базируется на законодательстве, которое регулирует эти аспекты. Нам было интересно изучить иностранный опыт, взгляд зарубежных экспертов на то, что является общим для практиков по несостоятельности в любой стране. Тогда, в 2008 году, было решено, что должно появиться несколько стандартов, скажем так, некоего общего свойства (например, стандарты по этике, по раскрытию информации) и экономических (финансовый анализ, проверка признаков преднамеренного банкротства…). Кроме того, было большое желание каким-то образом обменяться опытом, получить опыт в сфере образования, подготовки арбитражных управляющих, узнать, какое видение этого вопроса у зарубежных специалистов, которые здесь гораздо большие «доки», чем любой российский практик.

Была еще идея сформировать седьмой стандарт, связанный с продажей собственности, но в тот момент начала активно развиваться идея электронных торгов, и стандарт не был разработан потому, что не были ясны многие государственные регулятивы в этой части.

Я прекрасно понимаю претензии моих коллег к этим стандартам, но здесь ведь есть вопрос идеологии – как вы относитесь к арбитражному управляющему? Как к лицу, которое как автомат с газировкой выполняет определенные действия – бросаете три копейки, и он наливает вам лимонад? Должен ли быть таким же арбитражный управляющий, совершающий при определенных событиях определенную последовательность действий? Но тогда возникает вопрос – а нужен ли нам человек в качестве арбитражного управляющего? Давайте запрограммируем компьютер, который всегда будет выдавать нам должный результат. Либо, напротив, мы должны относиться к арбитражному управляющему как к специалисту в своей области, формулируя стандарты соответствующим образом.

Высказывались замечания, что стандарты экономического характера недостаточно детализированы. Здесь я могу апеллировать только к той практике, которая существует по постановлению Правительства Российской Федерации № 367 о правилах проведения финансового анализа, и, например, задать вопрос – если мы банкротим табачный киоск, настолько ли нам нужно проводить анализ положения должника на региональном, общероссийском, мировом товарных рынках? Мне это, честно говоря, представляется весьма сомнительным, однако 367-е постановление это содержит. В результате к финансовому анализу арбитражного управляющего добавляется как минимум 30 страниц текста, которые к деятельности вышеупомянутого табачного киоска не имеют ровным счетом никакого отношения.

Безусловно, с иностранными экспертами у нас были серьезные разногласия. По сути, любой финанализ в процедуре наблюдения – это ответы на 5 вопросов:

1. Достаточно имущества или недостаточно?
2. Можно или нельзя восстановить платежеспособность?
3. Какие сроки, какой объем удовлетворения в каждой процедуре достигается?
4. Есть ли вероятность увеличить конкурсную массу за счет оспаривания активов, привлечения третьих лиц к ответственности?
5. Рекомендации в отношении последующих банковских процедур.

Всё. Пять ответов на пять вопросов. Зарубежные коллеги считали, что мы должны дать минимальный объем информации, но этот объем позволит кредиторам сделать выводы по ключевым вопросам. Если же возникает необходимость исследования дополнительных вопросов, то об этом должны попросить, например, кредиторы, суд.

Естественно, если есть финансирование.

Мы же исходили из другого посыла и шли, скорее, так, как это предусмотрено в стандартах по оценочной деятельности. Стандарт по финанализу базируется на таком же подходе – есть некий объем того, что вы должны сделать, но если вы считаете, что что-то делать нецелесообразно, то об этом сообщаете заинтересованным лицам и мотивируете. Если вы считаете, что нужно сделать дополнительный объем работы, – пожалуйста. То есть стандарт является не инструкцией, а большой директивой, где дан набор возможных методов, и в рамках общего массива должного поведения вы можете выбирать определенный набор инструментов, которые в вашем случае являются применимыми и необходимыми.

Аналогичная конструкция закреплена практически во всех стандартах. За исключением этического кодекса, мало отличающегося от кодекса, которым люди должны руководствоваться в любом бизнесе. Да, есть некие специфические элементы, но – не более того. Все остальные стандарты исходят из принципа, что арбитражный управляющий – это профессионал в своем деле, который умеет выбирать тот или иной метод при исполнении стандарта.

Что касается того, что некоторые стандарты отменяют постановления правительства, то при обсуждении, к сожалению, просто возникло некоторое недопонимание. Два стандарта не могут быть приняты иначе, как в виде федеральных стандартов, – это финанализ и преднамеренное банкротство. Их принятие в качестве рекомендаций не отменит действия постановлений правительства РФ № 367 и 855. Нельзя исполнять рекомендации и не исполнять требования постановлений.



Юрий Федоров, заместитель руководителя Департамента имущества города Москвы:

– Появление проектов национальных стандартов – это насущный и уже давно необходимый, но, к сожалению, пока еще первый и единственный шаг в направлении создания федеральных стандартов, положения о которых были включены в Закон о банкротстве и вступили в силу с 31 декабря 2008 года. Авторами проделана большая работа, благодаря чему появился реальный предмет для серьезного обсуждения, который, несмотря на имеющиеся недостатки, позволяет составить представление о том, как необходимо структурировать решение этой задачи и что необходимо делать в первую очередь для реального создания федеральных стандартов в арбитражном управлении.

Сначала выскажу несколько, как мне кажется, принципиальных соображений по вопросам, которые, на мой взгляд, нуждаются в более глубоком обосновании и даже, можно сказать, «промысливании».

Чем занимается арбитражный управляющий? В целом ряде формулировок в проекте стандартов проводится мысль о том, что арбитражный управляющий занимается оказанием услуг по арбитражному управлению. Прежде, в действующих нормативных актах, речь шла о том, что арбитражный управляющий осуществляет профессиональную деятельность.

Насколько осознаны необходимость такой перемены-подмены основного понятия и вытекающие из этого последствия?

В проекте не разделяются понятия профессиональная деятельность и профессия, и от такого смешения появляется «неочевидно полезная», а может быть, даже совершенно лишняя цель – необходимость общественного признания профессии арбитражного управляющего.

Проводится мысль о необходимости наделения управляющего функциями по проведению расследования, идентификации, обнаружения и возврата имущества.

Но последствия очевидно возникающего при этом конфликта с основными нормами уголовного и уголовно-процессуального законодательства возможно наивно (?) не замечаются, как не замечается при этом опасная небрежность к необходимости безусловного соблюдения конституционных прав и свобод граждан. Ведь по сути таким образом арбитражный управляющий как бы наделяется полномочиями на изъятие возможно чужого имущества без решения суда.

Много вопросов к форме стандарта. Нужно ли оставлять в стандарте прямые ссылки к конкретным пунктам и статьям ФЗ о банкротстве и повторять их формулировки, если во вводной части подчеркивается, что целью стандарта является разъяснение и дополнение положений ФЗ?

Есть еще много вопросов, которые кажутся более мелкими, но, как представляется, на них можно очень серьезно споткнуться в случае их реализации в виде правовых норм.

Целью стандарта не может быть «создание фундаментальных принципов», которые должны соблюдаться управляющим, а наоборот, фундаментальные принципы определяют содержание стандартов.

Представляется излишней и совершенно надуманной обязанность арбитражного управляющего хранить в течение пяти лет все материалы по проведенным делам – фактически дубликат судебного дела, уже находящегося на государственном хранении в арбитражном суде.

Ряд использованных в проекте стандарта понятий – «реальная стоимость», «умышленное банкротство», «ложная оценка работы других арбитражных управляющих» не имеют однозначных юридических определений.

В проекте стандарта о раскрытии информации вопреки положениям закона забыты права лиц, участвующих в арбитражном процессе.

Подобных замечаний, пусть даже нередко они редакционного характера, немало, при этом нередко они угрожают опасно нарушить стройность и гармонию в еще не полностью устоявшейся системе российского законодательства, взаимные связи с другими отраслями права, в связи с чем необходимо самым тщательным образом принять исчерпывающие меры для устранения недостатков. И важно не затягивать выполнение работы, поскольку соответствующие положения статьи 26 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» формально действуют уже более года, а соответствующее современное нормативное обеспечение для деятельности арбитражных управляющих отсутствует.



Антонина Ряховская, заведующая кафедрой «Экономика и антикризисное управление Финансового университета при Правительстве РФ, доктор экономических наук, профессор, ректор АНО «Института экономики и антикризисного управления»:

– Рассматриваемые сегодня проекты федеральных стандартов после проведенных ранее обсуждений, в которых мне также приходилось участвовать, практически не изменились, что свидетельствует о том, что звучавшие ранее замечания и предложения не учтены. При этом стандарты, на наш взгляд, нуждаются в существенной переработке.

Как представляется, стандарты должны устанавливать четкий алгоритм конкретных действий арбитражных управляющих, четкие правила организации и проведения предусмотренных законом мероприятий, что позволит обеспечить решение стоящих перед институтом банкротства задач и его реабилитационную направленность.
Однако разработчики представленных проектов такие задачи не ставили, что привело к тому, что они носят глобальный характер и содержат общие рекомендации.

Как отмечают некоторые коллеги, федеральные стандарты будут носить рекомендательный характер, что, по нашему убеждению, является глубочайшим заблуждением, т. к. в соответствии с п. 15 ст. 4 ФЗ-296 от 30.12.08 с их введением в действие утрачивают силу вполне конкретные постановления Правительства РФ, например № 367, утвердившее Правила проведения арбитражными управляющими финансового анализа. Кроме этого, федеральные стандарты не могут носить рекомендательный характер, т. к. это противоречит требованиям Закона о банкротстве, ст. 20 п. 4 которого ставит их выполнение в один ряд с правовыми актами самого высокого уровня, и их неисполнение или ненадлежащее исполнение является основанием для отстранения арбитражного управляющего от реализуемой им процедуры банкротства.

И это не единственная статья, где выполнение федеральных стандартов ставится на один уровень с другими правовыми актами.

Это означает, что проект стандарта по проведению фин-анализа требует существенной переработки с целью выполнения основной задачи финанализа – обоснования возможности (невозможности) восстановления платежеспособности должника и выбора последующей процедуры банкротства. Как представляется, именно федеральные стандарты ликвидируют существенный пробел действующего законодательства – предусмотрят механизм такого обоснования и соответствующие критерии. Сегодня их отсутствие на практике приводит к тому, что требования постановления № 367 по обоснованию последующих процедур банкротства выполняются арбитражными управляющими формально, в меру их квалификации (она очень и очень разная) и понимания ситуации на основе сложившихся стереотипов. Нет нужды напоминать, что отсутствие четкого механизма регулирования данного вопроса приводит к разного рода злоупотреблениям, не позволяет использовать весь реабилитационный потенциал, предусмотренный законодательством о банкротстве, снизить хоть в какой-то мере его ликвидационную направленность.

Что касается проекта стандарта по обучению и стажировке арбитражных управляющих, то у вузовского сообщества и руководства многих СРО к нему настолько много замечаний, что его проще переработать. В этой связи поддерживаю позицию В. Д. Коробова – руководителя Комитета по организации обучения и повышения квалификации арбитражных управляющих Национального объединения, предложившего введение через федеральный стандарт дифференциации арбитражных управляющих на категории в зависимости от уровня квалификации, стажа, качества проведенных процедур, их количества, а также обязательное прохождение курсов повышения квалификации, в т. ч. при повышении профессиональной категории.

Внедрение в практику функционирования института банкротства предложенных федеральных стандартов без их существенной переработки не только не снизит количество ликвидационных процедур, но и повысит число заказных банкротств, а значит, экономических преступлений в этой сфере.



Валерий Королев, президент Некоммерческого партнерства «Первая саморегулируемая организация арбитражных управляющих»:

– Федеральный стандарт по финансовому анализу, проводимому арбитражными управляющими в рамках процедур банкротства, является правопреемником действующего по настоящий момент постановления Правительства РФ № 367 от 25.06.2003 года «Об утверждении правил проведения арбитражным управляющим финансового анализа».

В соответствии с правилами проведения арбитражным управляющим финансового анализа арбитражным управляющим проводятся следующие мероприятия:

– осуществляется коэффициентный анализ;

– анализируется хозяйственная, инвестиционная и финансовая деятельность должника, его положение на товарных и иных рынках;

– осуществляется анализ активов и пассивов должника;

– анализируется возможность безубыточной деятельности должника.

Разрабатываемые стандарты должны быть предусмотрены для того, чтобы сохранить и повысить эффективность и маневренность управления процедурами банкротства.

Основными принципами, обеспечивающими более полное представление о финансовом состоянии должника, а следовательно, и представление о его дальнейшей судьбе являются системность, комплексность и последовательность анализа финансового состояния должника.

Проведение анализа финансового состояния должника, согласно п. 2 ст. 20.3, п. 1 ст. 67-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» № 127 ФЗ, входит в круг обязанностей арбитражного управляющего. Одним из основополагающих разделов финансового анализа, позволяющим оценить состояние предприятия должника, является коэффициентный анализ, основывающийся на данных бухгалтерской отчетности. В стандартах предлагается оптимизация состава показателей и коэффициентов по сравнению с действующими правилами и на основе обобщения практики их применения. Целесообразно дополнить стандартный состав показателей платежеспособности, рентабельности, ликвидности и финансовой устойчивости показателями и коэффициентами, характеризующими оборачиваемость активов, оборачиваемость капитала.

Кроме того, в целях обеспечения унификации коэффициентного анализа, во избежание неверных расчетов коэффициентов, которые могут привести к искаженному представлению о финансовом состоянии предприятия, подобно правилам в стандартах должны быть четко определены формулы расчета показателей, используемых для расчета коэффициентов, характеризующих финансовое состояние должника.

Анализ финансовой отчетности по показателям и коэффициентам следует дополнить требованиями и правилами анализа финансовых результатов не только в относительном, но и в абсолютном виде. Последовательный анализ доходов и затрат организации, формирования ее прибылей и убытков позволяет выявить рентабельные и убыточные виды деятельности, расходы, снижающие финансовые результаты, места возникновения основных финансовых потерь. Необходимость указанных изменений выявлена на практике.

Следует обратить внимание на то, что отчетность организаций различных видов деятельности может существенно отличаться друг от друга. К примеру, отчетность финансовых организаций не совпадает с отчетностью производственных организаций ни по структуре, ни по числу форм бухгалтерской отчетности.

Поэтому стандарты анализа и оценки финансовых показателей и коэффициентов, а также финансовых результатов деятельности финансовой организации – должника должны быть разработаны с учетом особенностей видов их деятельности, формируемой финансово-экономической отчетности, регулирования со стороны государства.

Введение стандартов профессиональной деятельности арбитражных управляющих не должно привести к увеличению расходов на ведение процедур банкротства.

В настоящем стандарте предложено проводить анализ финансового состояния должника в каждой процедуре банкротства. Однако данная норма, вменяемая как обязанность, приведет именно к увеличению расходов. Проведение финансового анализа в процедурах, следующих за процедурой наблюдения, необходимо в случае выявления обстоятельств, которые бы повлекли изменение мнения арбитражного управляющего о финансовом состоянии должника. К примеру, к таким обстоятельствам можно отнести получение арбитражным управляющим документов, которые не были представлены должником в период процедуры наблюдения.

Оспариванию сделок должника посвящена Глава III. 1 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» № 127-ФЗ. Включение в цели проведения финансового анализа увеличения имущества должника путем выявления оспоримых сделок представляется нецелесообразным, поскольку далеко не всегда такое выявление влечет за собой увеличение имущества должника. В арбитражной практике часты ситуации, когда подобное выявление оспоримых сделок влечет уменьшение имущества должника, к примеру: если сделка не признана судом оспоримой, имущество должника уменьшается на величину судебных расходов.

Заключение о финансовом состоянии должника должно содержать информацию о «гудвилле» – «неосязаемом капитале» компании, рассчитываемом как разница между рыночной стоимостью компании и суммой ее чистых активов. Рыночная стоимость организации, находящейся в стадии банкротства, далеко не всегда известна.

Определение рыночной стоимости в процедуре банкротства нецелесообразно и требует времени и денежных средств – двух ресурсов, находящихся в дефиците у арбитражного управляющего.



***

Все члены Подкомитета пришли к выводу о том, что критические замечания и внесенные предложения по доработке стандартов необходимо обобщить, проанализировать и максимально использовать. Идея Антонины Ряховской создать при Подкомитете Торгово-промышленной палаты РФ по проблемным долгам и антикризисному управлению рабочую группу по разработке предложений и переработке федеральных стандартов с их последующим рассмотрением в Союзе СРО была поддержана практически единогласно.

 

Евгения ДУШАНИНА



 



ООО «Издательский дом «Реальная экономика»
190020, Санкт-Петербург,
Старо-Петергофский пр., 43 45, лит. Б, оф. 4н
Тел.: (812) 346-5015, 346-5016
Факс: (812) 325-2099    E-mail: info@e-c-m.ru

© 2010-2018 Журнал «Эффективное антикризисное управление. Практика»