Журнал, посвященный вопросам непрерывности бизнес-процессов,
профилактике возникновения и урегулирования кризисных ситуаций на предприятии.

Распространяется вместе с научным журналом «Стратегические решения и риск-менеджмент».



Новости

19.10.2018
Сетевые сообщества, нацпроект «Образование», межмуниципальное сотрудничество в системе стратегического управления: повестка ЦСР на Форуме стратегов

19.10.2018
Реализуем Стратегию вместе: эффективная коммуникация власти, бизнеса и общества

19.10.2018
На встрече «Legal Top» состоялась презентация Ассоциации юристов в сфере ликвидации и банкротства

18.10.2018
На Форуме стратегов обсудят инструменты реализации «Майских указов» президента в сфере образования

15.10.2018
24 октября 2018 года в Москве состоится XIV Russia Risk Conference 2018

15.10.2018
Форум стратегов откроет диалог Алексея Кудрина и Максима Орешкина

15.10.2018
Внутренние аудиторы и контролеры обсудили свое будущее в условиях перехода на цифру

09.10.2018
120 спикеров, 30 мероприятий, 15 форматов работы:XVII Форум стратегов готовится встретить гостей

08.10.2018
Форум RAEX-600: инвестиции крупнейших российских компаний находятся на минимальном уровне

04.10.2018
Более 50 экспертов из 17 стран приедут на Форум стратегов в Санкт-Петербург





  О журнале


  Издатель


  Подписка


  Сотрудничество


  Свежий номер


  Архив номеров

 

 

 

 

 

 

Как превратить проблемы в новые возможности?

Ситуация, сложившаяся в российской экономике, может способствовать усилению позиций бизнеса – если этой ситуацией правильно воспользоваться

В рамках Международного инвестиционного форума «Сочи-2014» состоялась панельная сессия «Возможности для международного сотрудничества бизнеса на фоне политики обмена санкциями». Как в нынешних условиях не потерять партнеров? В каких сегментах бизнеса требуются корректировки? И какие новые возможности открывает перед бизнесом изменившаяся ситуация? Сегодня наш журнал публикует основные тезисы, высказанные участниками панельной сессии.

По мнению сопредседателя Общероссийской организации «Деловая Россия» Алексея Репика, сегодня есть возможность воспользоваться сложившейся ситуацией для мобилизации внутренних ресурсов и усиления позиций бизнеса. Но готов ли к этому бизнес?

Председатель управляющего комитета по СНГ и управляющий партнер по СНГ компании Ernst & Young Джо Ватт отметил:

– Сейчас мы стараемся помочь российскому бизнесу сохранить стоимость своих активов, а также иностранные и внутренние инвестиции в условиях перехода от Запада к Востоку. Недавно наш генеральный директор находился в Давосе с группой российских, американских и украинских бизнесменов, которые составили некий план выживания из 10 пунктов, и этот план может послужить хорошим началом нашего взаимодействия. Если мы говорим про оборот между Россией и Америкой, то бизнес после введения санкций рискует недополучить миллиарды долларов. Безусловно, все это касается высокотехнологичных отраслей. Однако не стоит забывать, что и российский бизнес других отраслей важен для американских и европейских компаний.

– Есть очевидный ответ: Россия – шестая по величине экономика, это крупнейший в мире производитель углеводородов, и этот тезис отвечает сам за себя, – включился в дискуссию президент и генеральный директор американо-российского делового совета Дэниел Рассел. – Американский бизнес, который пришел в Россию, хочет оставаться на этом рынке. Он уже переплелся с российской экономикой и инвестициями. Большая проблема создастся для новых инвесторов, потому что сейчас в Нью-Йорке боятся выходить на российский рынок. Вопрос в том, что может сделать российское правительство в качестве гарантий? На мой взгляд, нужно продолжать улучшать бизнес-климат и оставаться открытыми к инвестициям, в геополитической ситуации нужно искать мирное урегулирование, которое будет способствовать и экономике.

– Речь идет о миллиардах долларов, – поддержал коллегу президент американской торговой палаты Алексис Родзянко. – Например, компания «Форд», которая в России производит машины, импортирует комплектующие из США; очевидно, что она испытает сложности. Хотя многие компании уже по существу стали российскими. Компания «Боинг» держит штат из около 1000 инженеров в России, которые спроектировали последние самые совершенные новшества для самолетов. Бизнесу санкции не нравятся. Чем дольше они остаются, тем больше долгосрочный ущерб компаниям. Последнее, чего хочется бизнесу, – это оказаться субъектом перестрелки. Мы хотим, чтобы среда помогала нам реализовывать предпринимательскую инициативу.

– Главное – найти оптимальный баланс между импортозамещением и кооперацией, – сказал первый вице-президент ОООР «Союз машиностроителей России» Владимир Гутенев. – Мы должны понимать, что в тех чувствительных областях, где важно выйти на конечную продукцию, необходимо приложить усилия и сделать ставку на импортозамещение. На мой взгляд, сотрудничество с «Боингом» в поставках или по инжиниринговому центру не вполне отвечает нашим интересам, потому что компетенции узки и, имея на аутсорсинге квалифицированный персонал, мы, по сути, наблюдаем «выкачивание» интеллектуальных ресурсов. Однако наравне с санкциями стоит рассмотреть еще один серьезный аспект. Есть санкции, а есть выбор бизнеса, потому что бизнес по определению стремится быть свободным. Мы сталкиваемся с тем, что Россия не ввела никаких ответных мер в области закупки станков, оборудования против европейских стран – мы заинтересованы в этом сотрудничестве, но видим, как сокращаются объемы этих заказов. Это не санкции, а выбор бизнеса, или защита инвестиций.

Михаэль ХАРМС, Алексис РОДЗЯНКО и Хо Чи Хин– Немецкий бизнес не только был всегда ориентирован и будет ориентирован на Россию, мы недавно провели результативный опрос среди участников немецкого бизнеса в России, и 70 процентов фирм сказали, что эта страна остается абсолютно стратегическим рынком для немецких компаний, 80 процентов – против санкций, и те же 80 процентов сказали, что они сомневаются в политической целесообразности санкций, – отметил председатель правления Российско-германской внешнеторговой палаты Михаэль Хармс. – Поэтому я думаю, что нужно прагматично решать возникающие вопросы, и я согласен с господином Гутеневым, что очень важно найти баланс между кооперацией и импортозамещением. И я тоже согласен, что начинается потеря доверия. Идеального решения я не могу дать, но чувствую, ситуация не такая плохая, как мы ее часто представляем и о чем читаем в прессе: ежедневный бизнес идет неплохо, инвестиционный климат ниже политической видимости улучшается. Так что, я думаю, от политического решения будет зависеть все, и я надеюсь, что мы тогда сможем наверстать то, что сейчас можем потерять.

– Когда мы оцениваем состояние инвестиционного климата в регионах, то всегда обращаем внимание на эффективность в привлечении частного капитала, – продолжил Алексей Репик. – Так называемое калужское экономическое чудо возникло на платформе якорных вложений в экономику региона крупными иностранными инвесторами в автопром, фармацевтический сектор и другие отрасли. Это сделали те инвесторы, которые поверили в Россию и в отдельно взятый регион Калугу. Насколько эти компании стали российскими, прижились ли на гостеприимной калужской земле и не повесят ли они амбарный замок на свои заводы и уедут обратно в Германию, а вы останетесь с кучей бездействующей инфраструктуры и составите список людей, которые потеряют работу?

Анатолий АРТАМОНОВ (справа)– Анализируя происходящее и ажиотаж вокруг санкций и взаимных претензий, я пришел к выводу, что те страны, в которых недавно были тоталитарные режимы, очень бережно относятся к своим демократическим завоеваниям и пытаются следовать за странами, являющимися сегодня демократическими, – ответил губернатор Калужской области Анатолий Артамонов. – Они стараются соответствовать именно демократическим принципам и правилам, как, например, Германия, которая 70 лет назад была тоталитарным государством, и ее население бережно относится к тем завоеваниям. И мы знаем, что немецкий бизнес настроен далеко не так, как диктуется политическим руководством, и зачастую принимает собственные решения, которые не всегда совпадают с тем, что политическое руководство Германии советует или требует. Я могу привести и другие примеры, страны, которые столетиями в условиях демократии ощущали давление на бизнес в самых изощренных формах. И представители бизнеса вынуждены уклоняться от встреч, каких-то переговоров, поездок. Я думаю, сегодня Россия – страна золотой демократии, никто из бизнесменов не думает, можно ли провести бизнес-переговоры с коллегами или представителями власти в другой стране. Я бываю в разных странах, мы продолжаем контакты и переговоры, и никто не спрашивает «почему я еду туда, где у нас есть какие-то недружеские отношения?» Я вижу задачу как губернатор: мы должны создавать не просто благоприятные условия бизнеса в нашей стране и регионах, они должны предвосхищать те пожелания, которые есть у представителей бизнеса, то есть стать заведомо более комфортными, чем ожидается. Тогда будет нелогично сворачивать выгодный бизнес или принимать подобные контрмеры. Впоследствии в разных странах активизируется процесс возмущения абсурдностью политики. Бизнесмену нельзя мешать работать, он взял свой бизнес в наследство от предков и должен передать потомкам.

АНО «Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов» создано для того, чтобы бизнесу в России стало лучше. Когда внешняя среда играет против нас, самый логичный ответ на это – как можно скорее создать качественный внутренний инвестиционный климат и среду и продолжить мотивировать внешний бизнес идти в Россию.

– Мы и дальше будем заниматься тем, чтобы сделать любой регион таким же, как калужский, как минимум калужский, – сказал генеральный директор АНО «Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов» Андрей Никитин. – В последнее время звучит много слов о макроэкономике, но я не понимаю макроэкономику, я понимаю конкретные счетные вещи. Давайте улучшать процедуры, убирать барьеры и говорить об этом нашим партнерам, готовым работать с нами, и давайте не будем забывать, что мир большой, он не заканчивается Европой и Америкой, и есть очень много стран, которые нас ждут и в которых мы можем найти не менее хороших партнеров и связи. Если я приду к инвесторам как представитель окологосударственной политической структуры и скажу, что изменилось и каким образом, то мне не поверят и, может быть, Артамонову не поверят, но если вы скажете как бизнесмен, что что-то меняется, то вам предприниматели поверят. Поэтому контрпропаганда – это ваша задача.



Новое внимание

Наряду с традиционными партнерами в российской экономике – США и Евросоюзом – появляется все больше внимания к новым партнерам, которые сейчас находятся в фазе роста и активной заинтересованности в попытке занять освобождающиеся ниши.

– Турецкие компании пришли в Россию давно, если сейчас мы посмотрим на турецкий список «Форбс», то самыми богатыми предпринимателями Турции являются те, кто сделал свое состояние на бизнесе в России и с Россией, – изменил вектор направления дискуссии Алексей Репик. – Видите ли вы сейчас возможность еще большего расширения сотрудничества? Готовы ли вы заместить тех инвесторов, которые боятся идти в Россию?

– Мы представляем крупнейшую ассоциацию бизнесменов – это около 214 ассоциаций и 550 тысяч компаний, – сказал президент Турецкой конфедерации предпринимателей и промышленников (TUSKON) Рызанур Мерал. – Ситуация с санкциями у нас была, и это позволило эффективно развиваться турецкой промышленности и только укрепило ее. И желаю, чтобы эти санкции произвели аналогичный эффект в России. С самого начала я видел, что Россия сосредоточила внимание на крупных инвестициях, но это требует длительного времени. Крупные и средние предприятия уже начинают инвестировать и производить продукцию, и этот эффект можно использовать очень просто. Мы можем быть не альтернативой, а дополнительными возможностями для бизнеса. Я думаю, эта ситуация с санкциями позволит России и Турции вновь открыться, потому что мы являемся большими производителями, но еще плохо знаем друг друга. Примерно 99,9 процента инвестиций в Турции – это малые и средние предприятия, и на них приходится 30–60 процентов экспорта и 93 процента – это промышленные товары, тогда как импортируется только 3 процента. Мы считаем, что в России необходимо использовать внутренние резервы и источники для повышения своих показателей, и в этом отношении турецкие компании могут оказаться очень ценными альтернативными партнерами.

– Я представляю Сингапур и знаю, как работает бизнес там, но, к сожалению, не очень хорошо знаком с тем, как работает бизнес в России, – продолжил директор комитета по развитию международной торговли при правительстве Сингапура International Enterprise Singapore Хо Чи Хин. – Мы имеем много партнеров в различных странах, включая США и Европу, у нас на самом деле две миссии: торговля и экспорт. Сингапур не только активно ведет внешнюю торговлю, но и, кроме того, развивает связи за рубежом. Наша задача – развивать связи с Россией. У нас есть специальный офис, который занимается этим направлением. Сингапур небольшая страна, для нас торговля является очень важным направлением экономического развития, особенно внешняя торговля. У России есть уникальные отрасли – космические сектор и промышленность, высокоточные продукты, в которых мы заинтересованы, и для нас важно сотрудничать с этими секторами. Сингапурские компании последние 7–8 лет активно работают в России. И как только начался финансовый кризис, их деятельность не только не сократилась, их объемы, наоборот, выросли. Я думаю, так же они отреагируют на текущие проблемы. Недавно мы проводили в Сингапуре экономический форум и как раз выслушали очень много пожеланий и намерений от бизнесменов по активному развитию партнерских отношений с Россией.

В целом участники дискуссии согласились с тем, что сейчас сложилась ситуация, когда под словами «поддержка бизнеса» подразумевается «не мешайте работать».

 

Ирина КРИВОШАПКА



 



ООО «Издательский дом «Реальная экономика»
190020, Санкт-Петербург,
Старо-Петергофский пр., 43 45, лит. Б, оф. 4н
Тел.: (812) 346-5015, 346-5016
Факс: (812) 325-2099    E-mail: info@e-c-m.ru

© 2010-2018 Журнал «Эффективное антикризисное управление. Практика»