Журнал, посвященный вопросам непрерывности бизнес-процессов,
профилактике возникновения и урегулирования кризисных ситуаций на предприятии.

Распространяется вместе с научным журналом «Стратегические решения и риск-менеджмент».



Новости

13.08.2019
Эффективное партнерство бизнеса и науки: HOLOEXPO – современная платформа для новых разработок

06.08.2019
Голографическая защита «Криптен» для современных идентификационных документов

06.06.2019
«КРИПТЕН» выходит на рынок Латинской Америки

30.04.2019
Восьмая конференция «Повышение эффективности корпоративных бизнес-процессов»

24.04.2019
XVI Международный профессиональный форум "НОВОЕ ИЗМЕРЕНИЕ В УПРАВЛЕНИИ РИСКАМИ – СТРЕМЛЕНИЕ В БУДУЩЕЕ"

19.04.2019
Яркие идеи и надёжные технологии: «Криптен» представил защитные нити на Currency Conference

10.04.2019
На семинаре «Энергетика, экономика, общество» обсудили особенности модернизации российской энергетики

07.04.2019
Новые визуальные эффекты от «Криптен»

26.03.2019
Семинар «Энергетика. Экономика. Общество»

25.03.2019
Защитные нити НПО «Криптен» на конференции The High Security Printing





  О журнале


  Издатель


  Подписка


  Сотрудничество


  Свежий номер


  Архив номеров

 

 

 

 

 

 

Динамика ВВП прогнозу не поддается

Проблема не только в высокой степени неопределенности внешних и внутренних условий. Дело еще и в том, что до сих пор неясно – что именно происходило с экономикой в прошлом году

Министерство экономического развития России опубликовало пересмотренный прогноз на 2015 год исходя из средней цены на нефть примерно на уровне $50 за баррель. Представители министерства ожидают сокращения ВВП на 3% и ускорения инфляции к концу года до 12% (ожидается, что пика годовая инфляция достигнет в 2К15 в силу эффекта базы сравнения). Кроме того, министерство считает, что реальные зарплаты россиян уменьшатся более чем на 9%, а реальные располагаемые доходы – более чем на 6%. Эти ожидания не лишены оснований. Не исключено также, что могут оправдаться и более пессимистичные прогнозы, озвученные международными организациями и российскими специалистами, которые ожидают более существенного ускорения инфляции (до 15% и выше) и более значительного сокращения ВВП (примерно на 5% и более).

Колебания цен на нефть непредсказуемы: в последние дни вместо дальнейшего падения (как ожидали многие аналитики пару недель назад) цена внезапно отскочила до отметки выше $60 за баррель. Геополитическая ситуация остается напряженной. В каком направлении будет эволюционировать экономическая политика России, тоже неизвестно. Любые прогнозы в такой нестабильной и неопределенной обстановке зиждутся на ряде допущений. Согласно текущему прогнозу правительства, средняя стоимость барреля нефти в 2015 году составит $50, однако многое будет зависеть от того, как именно цена будет меняться в течение года. Например, если после недавнего восстановления цена на нефть в начале года вновь пойдет вниз, а затем снова отскочит вверх, то динамика российской экономики будет выглядеть иначе, нежели в случае сохранения стабильной цены на нефть на протяжении всего года.

По нашему мнению, на данный момент прогнозирование динамики ВВП просто невозможно, и не только в силу высокой степени неопределенности внешних и внутренних условий, но также и потому, что до сих пор неясно, что именно происходило с экономикой в прошлом году.

С одной стороны, если инфляция в этом году останется на высоком (свыше 10%) уровне, а рост номинальных зарплат замедлится в соответствии с существующими трендами, то потребление населения в 2015 году, вероятно, уменьшится. Корреляция между ростом реальных зарплат и потреблением (а также оборотом розничной торговли) в последнее время оставалась весьма тесной.

Недавно Росстат опубликовал первую оценку динамики ВВП за 2014 год, которая предполагает рост экономики на 0,6%. При этом номинальный ВВП составил 70976,6 млрд руб. Ранее сообщалось о росте ВВП в первом квартале 2014 года на 0,9% относительно первого квартала 2013 года и номинальном показателе в 15992,0 млрд руб., о росте во втором квартале 2014-го – на 0,8% и 17697,2 млрд руб. и о росте в третьем квартале – на 0,7% и 18703,4 млрд руб. соответственно. Из простых подсчетов следует: чтобы годовой рост ВВП составил 0,6%, показатель годового роста в четвертом квартале должен равняться 0,1–0,2% (учитывая погрешности округления и сравнительно высокую базу сравнения за четвертый квартал 2013-го, когда ВВП, по данным статистики, увеличился на 2,0% относительно четвертого квартала 2012 года). Расчеты показывают, что в прошлом квартале рост ВВП в реальном выражении относительно третьего квартала 2014 года должен был составить примерно 4,2–4,3%, а сам номинальный показатель – 18584,0 млрд руб. Это меньше номинального показателя за третий квартал 2014-го, что предполагает уменьшение дефлятора ВВП в октябре-декабре в поквартальном выражении (исходя из допущения, что все опубликованные данные не являются устаревшими, а такой гарантии нет).

Эти данные по дефляции ВВП не выглядят убедительными, поскольку в четвертом квартале 2014 года зафиксировано существенное ускорение потребительской инфляции, а также наблюдался рост цен на строительные работы и инвестиционные товары. Теоретически, единственная причина, по которой номинальный ВВП в четвертом квартале мог оказаться меньше показателя за предыдущие три месяца, возможно, заключается в масштабном сокращении запасов. Можно показать, что, для того чтобы привести показатели номинального ВВП и темпы роста ВВП в соответствие друг с другом (с учетом оценок динамики и объема потребления, инвестиций в производственные мощности и чистого экспорта), сокращение запасов и так называемое статистическое расхождение вместе взятые в четвертом квартале 2014-го должны были составить около 3 трлн руб., что превышает 16% ВВП за весь квартал. Мы не будем вдаваться в технические детали, но, на наш взгляд, Росстат серьезно недооценил номинальный ВВП за 2014 год в целом и за четвертый квартал в частности, особенно в секторе по добыче полезных ископаемых (значение дефлятора в этом секторе за четвертый квартал представляется странным). Если допустить, что статистика за девять месяцев 2014-го остается верной, тогда получается, что в прошлом году статистическое ведомство недосчиталось ВВП на сумму свыше 1 трлн руб. (что сопоставимо с размером опубликованного статистического расхождения). Как следствие, представленные темпы роста экономики также вызывают некоторые сомнения. При этом важно иметь в виду, что, в соответствии с нынешней методикой, реальный рост рассчитан исходя из цен 2008 года.

Мы ранее уже обсуждали вопрос использования 2008 года в качестве базового и пришли к выводу, что выбор 2008 года в качестве базового уже несколько лет назад стал приводить к таким парадоксам, что применение цен этого года более не имеет смысла. В немалой степени следствием этого является то, что статистическое расхождение и изменение товарно-материальных запасов (являющееся, в сущности, еще одной не поддающейся точной оценке величиной) вместе взятые в два раза превышали заявленный темп роста реального ВВП в 2013 и в 2014 годах.

В таблице 1 показана оценка реального ВВП за 2014 год в фиксированных ценах 2008 года (при условии роста ВВП на заявленные 0,6%). Товарно-материальные запасы сокращались второй год подряд и даже сильнее, чем в 2013 году. Также более значительным оказалось и статистическое расхождение. Вместе взятые, эти две не поддающиеся точной оценке величины составили около 4,5% ВВП. Таким образом, прогноз сокращения ВВП в 2015 году на 3–5% (при использовании фиксированных цен базового 2008 года) близок к размеру статистического расхождения за 2014 год, а потому вызывает сомнения.

Совершенно нелогично ожидать очередного масштабного сокращения товарно-материальных запасов в 2015 году: согласно Росстату, даже в номинальных ценах эта статья увеличилась лишь на 0,2 п. п. ВВП (о чем речь пойдет ниже). С учетом предполагаемого сокращения запасов в четвертом квартале 2014 года можно заключить, что потенциала дальнейшего их сокращения в 2015 году больше нет вне зависимости от того, какой год выбран в расчетах в качестве базового. Это противоречит широко распространенному предположению, что производство в этом году окажется под давлением в связи с падением потребительского и инвестиционного спроса, что приведет к сокращению запасов. Такой ход рассуждений поможет понять, почему многие эксперты прогнозируют значительное сокращение ВВП в текущем году. Однако если предположить, что сокращение запасов невозможно, то уменьшение ВВП будет не таким существенным.

Существует обратная зависимость между изменениями в потребительском спросе и динамикой чистого экспорта. Например, если потребительский спрос уменьшается примерно на 5%, то чистый экспорт увеличивается как минимум на 40% (в 2009 году он вырос на 57%) на фоне масштабного сокращения объемов импорта. С учетом девальвации рубля более чем в два раза в номинальном выражении вполне можно ожидать сокращения импорта более чем на 35% (и даже существеннее в том случае, если ослабление рубля продолжится). Согласно данным таможенной статистики, в январе текущего года импорт из стран дальнего зарубежья уменьшился более чем на 40% по сравнению с январем 2014 года.

Если посмотреть на корреляцию между потреблением населения и чистым экспортом, то наклон линии регрессии будет еще более резким, если не учитывать 1996 год (в котором экономика страны функционировала совсем иначе и после потрясений 1992 года фактически находилась в свободном падении).

Поскольку доля чистого экспорта в ВВП весьма велика (в 2014 году она составила 6,9% в номинальном выражении и 8,2% – в основных ценах 2008 года), существенное ускорение роста чистого экспорта в рамках рассматриваемого сценария может в значительной мере компенсировать сокращение потребительского спроса. Также, по нашим расчетам, если потребление населения в этом году уменьшится примерно на 5%, а инвестиции – примерно на 13%, но при этом госрасходы в номинальном выражении существенно урезаны не будут, то сокращение ВВП в 2015 году будет умеренным (в зависимости от того, цены какого года будут выбраны в качестве основных). Впрочем, важно подчеркнуть, что эти данные не являются нашими прогнозами – напротив, это некоторый условный пример, основанный на популярных в настоящее время оценках масштабов снижения внутреннего спроса в этом году. Так, мы не ожидаем сокращения инвестиций на 13%: мы используем эту величину исключительно в иллюстративных целях.

Если использовать в качестве основных цены 2008 года и предположить, что объем товарно-материальных запасов в текущем году не изменится, то получится, что рост ВВП в 2015 году вполне может достичь нулевой отметки даже в случае уменьшения инвестиций и потребления на вышеуказанные величины. Это станет возможным за счет быстрого роста чистого экспорта. Эти расчеты предполагают наличие такого же статистического расхождения, как и в 2014 году. Примечательно, что в 2009 году в аналогичной ситуации потребление населения уменьшилось на 5,1% (относительно чрезвычайно высокой базы сравнения за 2008 год, которая была искусственно раздута за счет заимствований), а инвестиции в производственные мощности сократились на 14,4%. Это сопровождалось масштабным сокращением товарно-материальных запасов. В итоге ВВП тогда уменьшился на 7,8%, а валовые инвестиции – на 61%.

Если в качестве базового года взять 2014-й, то в 2015 году следует ожидать экономического спада (примерно на 2%), но здесь предполагается наличие того же статистического расхождения в номинальном выражении (в размере около 1,8% ВВП, что по величине сопоставимо с подсчитанным изменением ВВП). В таблице 4 также заложено предположение о сокращении товарно-материальных запасов в размере, сопоставимом со сравнительно небольшим их увеличением, наблюдавшимся в 2014 году (как это следует из данных по номинальному ВВП). Опять-таки, приводимые данные не являются нашими прогнозами и даже сценариями развития событий: это тривиальные арифметические выкладки, цель которых – продемонстрировать значимость допущений и масштабы возможных погрешностей, что ставит под сомнение мысль о неизбежности глубокого экономического спада в 2015 году.

Эти методологические тонкости не имели такого большого значения в период, когда темп роста ВВП превышал размер статистического расхождения. Однако крайне опасно, что в последнее время, когда рост экономики замедлился до нуля (и может стать отрицательным в этом году), инвестиционные решения, а также решения в области экономической политики принимаются на основе этих сомнительных данных.

В наших прогнозах мы в качестве базового года используем 2013-й: ожидается, что в середине 2015 года Росстат пересмотрит статистику национальных счетов и опубликует новые исторические временные ряды на основе цен 2013 года (такой пересмотр осуществляется каждые пять лет). Принимая примерно те же гипотезы (весьма ненадежные) о возможном снижении внутреннего спроса, можно ожидать сокращения ВВП в 2015 году на 1%, но нельзя исключить и лучшего результата (например, годовой рост ВВП может оказаться нулевым).

Еще одна широко распространенная точка зрения, которая подогревает ожидания существенного сокращения потребительского спроса в 2015 году, заключается в том, что в 2014 году население потратило значительную долю своих сбережений, а это, в свою очередь, повлекло за собой искусственное увеличение объемов потребления. Вероятно, отчасти так оно и было, однако мы бы не стали преувеличивать эту проблему. Судя по банковской статистике, объем рублевых сбережений в 2014 году в номинальном выражении существенно не изменился, а сбережения в иностранной валюте (преимущественно в долларах) даже возросли, впрочем, в значительной степени в силу эффекта переоценки. Поквартальные данные по платежному балансу указывают на то, что россияне конвертировали рубли в иностранную валюту в объемах, эквивалентных почти $34 млрд. Эта иностранная наличность остается в стране, поэтому данная конвертация должна быть классифицирована как изменение сбережений, но вне банковской системы. Получается, что в целом рублевые сбережения населения в прошлом году не уменьшились. На самом деле они увеличились даже больше, чем в 2008–2009 годах, несмотря на необходимость обслуживать сравнительно дорогую потребительскую задолженность.

После стабилизации ситуации на финансовых рынках эти валютные сбережения могут быть конвертированы обратно в рубли, как неоднократно происходило раньше. Динамика рефинансирования указывает на то, что Центробанк, судя по всему, отказался от практики неограниченного предоставления дорогостоящего рефинансирования банков под залог нерыночных активов. В последние недели суммарный объем такого финансирования уменьшился примерно на 0,8 трлн руб. Мы считаем, что это количественное ужесточение имело намного более важные последствия, чем предпринятое недавно понижение ключевой процентной ставки на 200 б. п.

Если регулятор продолжит осуществлять такую политику, то стабилизация финансовых рынков произойдет быстрее, а результаты 2015 года будут лучше. Будущее покажет, насколько последовательно будет реализовываться эта политика, т. е. налицо еще один источник неопределенности, который затрудняет экономическое прогнозирование в этом году.

Нет больших сомнений в том, что из-за ослабления рубля ВВП России, номинированный в долларах, уменьшится до примерно $1,2 трлн (если основываться на приведенной выше статистике, однако, поскольку номинальный ВВП за 2014 год был недооценен, результат за этот год может оказаться лучше благодаря пересмотру оценки в сторону повышения). Вполне возможно, что этот объем ВВП и дает истинное представление о масштабах российской экономики (который сопоставим с объемом ВВП в 2009–2010 годах). Нынешнее сочетание курса рубля и цен на нефть, так же как и пять лет назад, сделало возможным рост в обрабатывающей промышленности (и в торгуемом секторе экономики в целом), в то время как два года назад этот рост практически остановился (хотя ВВП продолжал расти за счет сектора услуг).

 

Евгений ГАВРИЛЕНКОВ, Антон СТРУЧЕНЕВСКИЙ



 



ООО «Издательский дом «Реальная экономика»
190020, Санкт-Петербург,
Старо-Петергофский пр., 43 45, лит. Б, оф. 4н
Тел.: (812) 346-5015, 346-5016
Факс: (812) 325-2099    E-mail: info@e-c-m.ru

© 2010-2018 Журнал «Эффективное антикризисное управление. Практика»