Журнал, посвященный вопросам непрерывности бизнес-процессов,
профилактике возникновения и урегулирования кризисных ситуаций на предприятии.

Распространяется вместе с научным журналом «Стратегические решения и риск-менеджмент».



Новости

13.08.2019
Эффективное партнерство бизнеса и науки: HOLOEXPO – современная платформа для новых разработок

06.08.2019
Голографическая защита «Криптен» для современных идентификационных документов

06.06.2019
«КРИПТЕН» выходит на рынок Латинской Америки

30.04.2019
Восьмая конференция «Повышение эффективности корпоративных бизнес-процессов»

24.04.2019
XVI Международный профессиональный форум "НОВОЕ ИЗМЕРЕНИЕ В УПРАВЛЕНИИ РИСКАМИ – СТРЕМЛЕНИЕ В БУДУЩЕЕ"

19.04.2019
Яркие идеи и надёжные технологии: «Криптен» представил защитные нити на Currency Conference

10.04.2019
На семинаре «Энергетика, экономика, общество» обсудили особенности модернизации российской энергетики

07.04.2019
Новые визуальные эффекты от «Криптен»

26.03.2019
Семинар «Энергетика. Экономика. Общество»

25.03.2019
Защитные нити НПО «Криптен» на конференции The High Security Printing





  О журнале


  Издатель


  Подписка


  Сотрудничество


  Свежий номер


  Архив номеров

 

 

 

 

 

 

Арбитражный управляющий: деятельность осуществляет, а гарантий не имеет

На круглом столе в Росимуществе говорили о необходимости признания данной профессии

Сегодня в России работают более девяти тысяч арбитражных управляющих, которые в силу правовой неопределенности профессии не имеют достаточных гарантий и социального обеспечения. Понимая глубину противоречий, накапливающихся в системе арбитражного управления, вопрос о необходимости урегулирования деятельности арбитражных и антикризисных управляющих не вызывает сомнений. Вне зависимости от выбранных форм и методов работы подготовку профессиональных стандартов нужно осуществить в максимально сжатые сроки и привлечь к этой работе многих арбитражных управляющих. К такому выводу пришли участники круглого стола «Признание профессии «арбитражный управляющий»: направление решений проблемы», который состоялся 10 ноября на площадке Федерального агентства по управлению государственным имуществом при поддержке Финансового университета при Правительстве РФ и Института экономики и антикризисного управления.

Серьезное упущение


Приветствуя участников круглого стола, завкафедрой «Стратегический и антикризисный менеджмент» Финансового университета при Правительстве РФ, ректор Института экономики и антикризисного управления, д.э.н, профессор, заслуженный экономист РФ Антонина Ряховская подчеркнула, что Росимущество становится эффективной площадкой взаимодействия между представителями науки и власти. Первая подобная встреча состоялась в марте 2015 года, тогда приглашенные эксперты обсуждали вопрос развития системы антикризисного управления в России.

Новая встреча была посвящена не менее важной проблеме – признанию профессии арбитражный управляющий как полноправной профессии, отвечающей всем признакам, присущим определению – профессия.

– Сегодня арбитражный управляющий – по сути, индивидуальный предприниматель, занимающийся частной практикой и осуществляющий высокопрофессиональную деятельность, но при этом, как ни парадоксально, не имеющий социальной защиты государства, – заметила Антонина Ряховская. – Профессия арбитражного управляющего, как и специалиста по антикризисному управлению, никогда не вносилась в Единый тарифно-квалификационный справочник работ и профессий рабочих отраслей экономики Российской Федерации. На мой взгляд, это серьезное упущение, которое необходимо исправить.

Другой важный вопрос – нужно ли разграничивать функции арбитражного и антикризисного управляющего и создавать для них отдельные стандарты?

– Сейчас на многих предприятиях имеются специалисты, обязанности которых заключаются в недопущении банкротства, превентивном антикризисном управлении, решении задач для поддержания данного субъекта рыночной экономики на плаву. По сути, они выполняют функции антикризисного управляющего, но могут называться иначе. Чтобы повлиять на ситуацию, с недавнего времени Росимущество занялось созданием реестра антикризисных управляющих с тем, чтобы лица, включенные в этот реестр, в перспективе назначались на государственные предприятия, в отношении которых не реализуется процедура банкротства, но у которых имеются проблемы с менеджментом, ухудшением финансового состояния, в качестве антикризисных управляющих. Эта инициатива служит основанием для признания профессии антикризисного управляющего тоже, – подчеркнула Антонина Ряховская.

Актуальность обсуждаемой проблематики для Федерального агентства по управлению государственным имуществом подтвердил заместитель начальника Управления Росимущества, к.э.н., доцент Александр Курьянов.

– В настоящий момент в различных процедурах банкротства находится порядка 400 организаций: федеральных государственных унитарных предприятий, акционерных обществ с федеральным пакетом акций. Динамика достаточно серьезная: ежемесячно возбуждаются производства по делам о несостоятельности порядка 15–20 организаций госсектора, – уточнил Курьянов. По его словам, практика показывает, что более 95% подобных случаев заканчиваются конкурсным производством, принудительной ликвидацией организаций, хотя в ряде ситуаций существует большой потенциал для применения мер антикризисного управления и вывода организаций из банкротства.

Как известно, сейчас активно прорабатываются поправки в законодательство о банкротстве с позиций создания больших возможностей для введения реабилитационных процедур банкротства, прежде всего, финансового оздоровления. Между тем многие эксперты и представители профессионального сообщества достаточно скептически относятся к возможным перспективам реализации соответствующих новаций.

По мнению Александра Курьянова, соотношение реабилитационных и конкурсных процедур зависит в большей степени не от норм закона, а от более сущностных моментов и, прежде всего, от сложившейся модели поведения экономических агентов, в первую очередь, институтов финансового посредничества (банков). Ведь и действующая редакция базового закона позволяет переходить к реабилитационным процедурам, но то же финансовое оздоровление не работает только потому, что банки не дают соответствующих гарантий.

– Конечно, банки не будут заинтересованы в анализе и принятии на себя рисков, сопряженных с финансовым оздоровлением предприятий реального сектора при наличии альтернативных возможностей заработать при минимальных рисках, в том числе посредством спекулятивных операций на фондовом и валютном рынках, – говорит представитель Росимущества. – Трудно назвать рыночными отношения, когда наши банки получали финансовые ресурсы на западных рынках по самым низким процентным ставкам, а затем кредитовали отечественные предприятия по ставкам, которые в несколько раз превышали стоимость привлечения заемного капитала. Эту модель поведения сложно переломить. Но главное – не созданы институциональные основы для реализации реабилитационных процедур, это касается и нормативно-правовой базы для самого антикризисного управления (вне банкротства) и системы регулирования деятельности профессионального сообщества по аналогии, например, с арбитражными управляющими.

Первый шаг со стороны Росимущества сделан: создан предварительный реестр антикризисных управляющих – высококвалифицированных специалистов, которые могли бы до возбуждения производства по делу о банкротстве организации принять необходимые оперативные меры как в судебном порядке, так и в части именно антикризисного управления по восстановлению платежеспособности организации и последующему выводу ее на траекторию устойчивого развития.

– Мы (Росимущество) будем стараться стать неким флагманом в развитии системы антикризисного управления, как и в корпоративном управлении, в котором Росимущество на текущий момент является в определенной степени лидером, задающим тренды в этой сфере. Наш руководитель поддержала идею о развитии антикризисного управления, институционализации этой сферы, и по некоторым аспектам мы вынуждены форсированно двигаться в рамках данной проблематики в том числе, поскольку постоянно сталкиваемся с дефицитом кадров, именно специалистов в области досудебной санации. Надеемся, сегодняшнее мероприятие станет некой отправной точкой для дальнейшей работы. По его итогам планируем разработать дорожную карту по принятию профессионального стандарта, формированию реестра антикризисных управляющих, – резюмировал Александр Курьянов.



Трансплантолог или реаниматолог?

О необходимости дифференциации арбитражного и антикризисного управления говорил президент «Союза независимых экспертов и интерим-менеджеров», член экспертно-консультационного совета Росимущества, независимый директор Сергей Елисеев. Он провел ассоциативную параллель и сравнил сегодняшний образ арбитражного управляющего с врачом-трансплантологом, а антикризисного менеджера – с реаниматологом. Хотя внешне «врачи» выглядят одинаково и каждый по-своему пытается помочь человечеству, для конкретной компании последствия их вмешательства кардинально различаются.

В подтверждение эксперт привел статистику Высшего арбитражного суда за три года. Из всех дел о банкротстве положительным итогом, в том числе в связи с погашением задолженности, восстановлением платежеспособности, мировым соглашением и отказом в признании банкротом завершилось только 5% дел, еще 40% – конкурсным производством.

– Закон о банкротстве не работает в целях восстановления бизнеса и его платежеспособности. В подавляющем большинстве случаев процедуры внешнего управления, финансового оздоровления становятся промежуточным этапом перед доминирующей процедурой конкурсного производства, – подчеркнул выступающий. Он привел пример с образованием «Долгового центра ВТБ», декларировавшего следующий подход: если бизнес-модель компании неэффективная, долги не гасятся, значит, банкротство – лучший выход. Такой подход пришелся на кризис 2008 года, когда произошло резкое падение рынков до 50–70% и без трансформации бизнес-модели оказалось невозможно восстановить платежеспособность предприятий.

Безусловно, антикризисное и арбитражное управление регулярно пересекаются. Первое должно работать постоянно, чтобы предотвратить кризис, а если он возник, то эффективно его купировать, а второе начинается вместе с банкротством, которому уже предшествовала неплатежеспособность и еще раньше – зарождение кризиса. Если для кризисного менеджера вход в процедуру банкротства – это неудача проекта, то для «арбитражника» – только начало, за которым следуют отработанные процедуры.

– Нам нужно преодолеть пропасть между противокризисным управлением, не имеющим законодательной поддержки, и налаженным процессом банкротства через конкурсное производство – списание долгов и перераспределение активов, – считает Сергей Елисеев. – Несмотря на инициативы и обсуждения, которые длятся уже не один год, у нас до сих пор нет эффективной законодательной процедуры финансового оздоровления, позволяющей компании самой, без арбитражного управляющего и банкротства, выдвинуть план реструктуризации и для реализации получить «юридический зонтик». Например, в форме утверждения судом. Чтобы оздоровление работало, нужны принципы INSOL, успешно действующие на Западе. Это юридический механизм взаимодействия группы кредиторов с должником в целях сохранения бизнеса и повышения возврата долгов, в результате которого кредиторы не «рвут» компанию-должника, быстро продавая по частям или выводя «свои» залоги, а должник не выводит активы и дает преимущественные права «поздним» кредиторам, выделяющим средства на «перезагрузку» бизнеса.

Затронул докладчик и вопрос подготовки специалистов. Сегодня в программе подготовки арбитражных управляющих из 572 часов львиная доля отведена юридическим и законодательным темам и только 32 часа тематике управления, маркетинга и финансов. Да и антикризисному менеджеру, чтобы освоить все необходимые компетенции (формирование антикризисной команды, поиск и выбор антикризисных решений, диагностика кризисного состояния, расчет ресурса времени, трансформация бизнеса, оптимизация оргструктуры и служебных функций, маркетинг и управление продажами), потребуется от 500 до 1000 часов.

По мнению Сергея Елисеева, несмотря на некую схожесть деятельности арбитражного и антикризисного управляющего и краткосрочный имиджевый выигрыш (лучше представиться антикризисным специалистом), в стратегическом плане нужно сделать два раздельных профстандарта. Это, убежден эксперт, даст определенные преимущества. В частности, появится возможность выделить наиболее квалифицированных специалистов, освоивших как арбитражные процедуры, так и антикризисный менеджмент; лучше описать цели и содержание профессии.

– Главное, таким образом удастся снизить риски собственников, в том числе Росимущества, когда арбитражный управляющий может «зайти» на проблемное предприятие под видом кризисного менеджера и перевести дело в процедуру банкротства, а далее действовать отработанными методами, – подчеркнул спикер.

Он также предложил рассмотреть возможность создания специализированной саморегулируемой организации для антикризисных руководителей. Дело в том, что специализация на противокризисном менеджменте, выводе предприятий из зоны плохих финансовых показателей и предотвращении процедуры банкротства требует других стандартов, статистики, методик и лучших практик, этических норм, нежели те, что являются базовыми в СРО арбитражных управляющих. Создание СРО из корпуса антикризисных директоров повысит эффективность и поддержку последних, а также упростит взаимодействие с Росимуществом.



В профессии – кризис

– Вопрос о правовой определенности статуса арбитражного управляющего чрезвычайно важен, – согласился арбитражный управляющий, управляющий партнер Учебного центра «Банкротство плюс» Иван Рыков. – С моей точки зрения, в профессии арбитражного управляющего сегодня наблюдается кризис, который проявляется в том, что многие опытные и состоявшиеся специалисты начинают покидать профессию. Это связано с тем, что арбитражный управляющий не имеет никаких социальных гарантий, гарантий независимости и гарантий длительной работы. В отношении «арбитражников» сложилось реноме недобросовестных участников процедур банкротства. Это обстоятельство оказывает дополнительный негативный эффект, который как раз и связан с бессистемным подходом к регулированию профессии арбитражных управляющих. При установлении понятных и прозрачных условий работы, справедливого вознаграждения и разумной нагрузки на арбитражного управляющего, который сейчас обязан знать все, в профессию будут приходить не «случайные люди», а антикризисные менеджеры, которые будут ставить высоко профессионализм и свою репутацию.

Обсуждаемая на круглом столе проблематика о подготовке профессионального стандарта деятельности арбитражного управляющего призвана стать первым шагом по урегулированию профессии, а следовательно, повышению качества арбитражного и антикризисного управления и социальных гарантий граждан, занятых в этой профессии.

В ходе круглого стола предложено два подхода к определению профессии и формированию стандартов. Во-первых, подход, предусматривающий, что антикризисный и арбитражный управляющий являются представителями единой профессии, и предполагающий две возможные квалификации, два возможных уровня. Другой подход предполагает, что антикризисный и арбитражный управляющий – это абсолютно разные специальности и, следовательно, нужно готовить два различных профессиональных стандарта.

– Каждый из подходов имеет свои плюсы и минусы, – комментирует Иван Рыков. – Рассматривая профессию арбитражного и антикризисного управляющего в едином стандарте, мы обеспечиваем более легкое начало. Не углубляясь в различия между этими профессиями, получаем возможность быстрее урегулировать вопросы, относящиеся к профессиональной деятельности арбитражного управляющего. Рассматривая профессии как разные, понимаем, что в российской деятельности антикризисное управление и банкротство – абсолютно разные вещи. По крайней мере, пока. Кроме того, сразу возникает проблема, связанная с тем, что система высшего образования готовит специалистов по антикризисному управлению, фактически не подготовленных для работы помощниками арбитражных управляющих в системе российского законодательства о банкротстве.



Укрепить статус

О создании механизмов защиты прав и законных интересов арбитражных управляющих говорил председатель правления и член Ассоциации саморегулируемой организации арбитражных управляющих «Лидер» Александр Еремин.

– Сегодня необходимо разрабатывать механизмы, направленные на защиту деятельности арбитражных управляющих от злоупотребления правами лицами, участвующими в делах о банкротстве, укреплению статуса арбитражных управляющих и расширению их прав и законных интересов, – заявил эксперт.

Он предложил несколько механизмов, которые помогут повлиять на ситуацию. В первую очередь, считает Еремин, нужно признать профессию – арбитражный управляющий, внеся его деятельность в Общероссийский классификатор видов экономической деятельности (ОКВЭД). Также требуется расширить права арбитражных управляющих: внести изменения в федеральные законы, подзаконные акты, иные нормативные документы, регулирующие деятельность государственных, муниципальных и иных органов: обязать их предоставлять по запросам арбитражных управляющих сведения и документы в отношении организаций-должников. Кроме того, необходимо обязать саморегулируемые организации арбитражных управляющих создавать специализированные органы, в задачу которых будут входить защита прав и законных интересов членов СРО арбитражных управляющих и оказание юридической помощи управляющим.

Еще одна мера – индексация размера фиксированной части вознаграждения арбитражного управляющего с 2010 года (вознаграждение в размере 30 тысяч рублей установлено ФЗ от 30.12.2008 года) и установление дополнительного вознаграждения арбитражному управляющему, размер которого должен быть рассчитан, исходя из следующих факторов: стадия банкротства (наблюдение, внешнее управление и др.); категория должника (градообразующее предприятие, с/х организация, финансовая организация, ТЭК и др.); размер активов должника на дату введения процедуры; размер кредиторской задолженности, отдельно размер задолженности по заработной плате; наличие секретности на предприятии; место нахождения должника (удаленность от районных центров, северные регионы); объемы производства предприятия; количество работников на предприятии и иные факторы.



В практической плоскости

В необходимости разработки стандартов для профессии «арбитражный управляющий» коллег поддержал доцент кафедры «Финансовое просвещение и корпоративная социальная ответственность» Института краткосрочных программ Финансового университета при Правительстве РФ, к.э.н. Сергей Бровчак, предложивший рассмотреть вопрос разработки профстандартов в практической плоскости.

Эксперт напомнил, что в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. № 597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики» до конца 2015 года должно быть разработано и утверждено не менее 800 профессиональных стандартов. Правила разработки, утверждения и применения профстандартов утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 22 января 2013 г. № 23.

– В соответствии с Трудовым кодексом РФ профессиональный стандарт – характеристика квалификации, необходимой работнику для осуществления определенного вида профессиональной деятельности. Квалификация же работника определена, как уровень знаний, умений, профессиональных навыков и опыта работы работника, – отметил Сергей Бровчак. – Характеристики квалификации, которые содержатся в профессиональных стандартах, применяются работодателями в качестве основы для определения требований к квалификации работников с учетом особенностей выполняемых работниками трудовых функций, обусловленных применяемыми технологиями и принятой организацией производства и труда.

Правительство страны, с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений, может устанавливать особенности применения профессиональных стандартов в части требований, обязательных для применения государственными внебюджетными фондами Российской Федерации, государственными или муниципальными учреждениями, государственными или муниципальными унитарными предприятиями, а также государственными корпорациями, государственными компаниями и хозяйственными обществами, более пятидесяти процентов акций (долей) в уставном капитале которых находится в государственной собственности или муниципальной собственности.

Уровни квалификации в целях разработки проектов профессиональных стандартов утверждены приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 12 апреля 2013 г. №148н.

На основе разработанных профессиональных стандартов планируется проводить актуализацию федеральных государственных образовательных стандартов, профессионально-общественную аккредитацию образовательных программ, оценку квалификаций работников.

– В настоящее время в органах государственной власти на рассмотрении находится проект федерального закона «Об оценке профессиональной квалификации на соответствие профессиональным стандартам и внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации». Законопроект устанавливает правовые основы оценки профессиональной квалификации на соответствие профессиональным стандартам, а также подтверждения профессиональных квалификаций в Российской Федерации, – уточнил Бровчак.



Не может болеть и уходить на пенсию

О том, что вопрос признания профессии «арбитражный управляющий» назрел и требует скорейшего решения, свидетельствовала дискуссия. Одно из предложений участников круглого стола было связано с подготовкой профессионального стандарта и для помощников арбитражных управляющих. Данную инициативу прокомментировал Иван Рыков:

– С одной стороны, такая потребность существует, поскольку большое количество специалистов по банкротству работает именно помощниками арбитражных управляющих. По разным оценкам, их количество может достигать нескольких десятков тысяч человек. С другой стороны, должность помощника арбитражного управляющего очень разнородна и, скорее, характеризует не должность, а функцию специалиста, который фактически является юристом, экономистом или делопроизводителем, – заметил эксперт.

Действительный государственный советник РФ 2-го класса, президент Ассоциации «Межрегиональная саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих» Наталья Коцюба поддержала коллег в том, что нужно два стандарта, да и стандарт помощника арбитражного управляющего тоже не будет лишним.

– Худо-бедно законодатель урегулировал обязанности и ответственность арбитражного управляющего, в то время как требования к антикризисному управляющему до сих пор не установлены, – отметила Наталья Коцюба. – Я поддерживаю инициативу Росимущества по созданию реестра антикризисных управляющих, которые могут быть назначены на предприятия, находящиеся в тяжелом финансовом положении. Однако все новое – это хорошо забытое старое. В 1992–1993 годах Госимущество также активно занималось подбором менеджеров на сложные предприятия, и тогда, 20 лет назад, тоже остро стояла проблема нехватки кадров. Менеджеров отбирали из числа подготовленных арбитражных управляющих, которые обязательно должны были предварительно пройти психологическое тестирование. Жаль, что в настоящее время от этой практики отказались, поскольку опыт работы с арбитражными управляющими подтверждает необходимость подбора антикризисного менеджера и арбитражного управляющего с морально устойчивой психикой, ведь ему всегда приходится работать в условиях кризиса, конфликта.

Наталья Коцюба напомнила, что двадцать лет назад Федеральное управление по делам несостоятельности при Госимуществе проводило финансовый мониторинг ГУПов и предприятий с долей госучастия и по результатам заседания балансовых комиссий принималось решение о назначении на руководящие должности новых директоров – в соответствии с указом президента, Госимущество имело право назначить подрядного арбитражного управляющего. С арбитражным управляющим заключался договор подряда, ему давалось задание: восстановить, спасти предприятие, разработать план мероприятий.

– Поскольку сегодня отсутствуют профессиональные стандарты для антикризисного и арбитражного управляющего, возникает вопрос – какие требования Росимущество предъявляет к этим специалистам в настоящее время? – обратилась Коцюба к представителям ведомства.

Александр Курьянов уточнил, что на данный момент сформирован список персоналий, первичный перечень специалистов, которых Росимущество может рекомендовать на назначение в должности антикризисного управляющего.

– Мы существенно продвинулись в части совершенствования института профессиональных директоров, независимых директоров. Практика показывает, что не все директора могут быть антикризисными управляющими. Специалист должен обладать, в первую очередь, достаточно серьезными компетенциями, выполнять чрезвычайно сложные задачи. Планируем в ближайшее время разрабатывать методологию, положение о том, какими компетенциями должен обладать антикризисный управляющий. Более того, мы предполагаем сделать рейтингование, согласно которому специалист должен иметь опыт работы на небольших и средних предприятиях, только при этом условии его порекомендуют на более крупные активы, – подчеркнул Курьянов. – В конце года по предприятиям формируется заключение ревизионной комиссии, и мы уже видим, в каких организациях существуют проблемы и нужно принимать меры для выправления ситуации. Также осуществляем мониторинг сайта арбитражного суда в части отсуженной задолженности предприятия – данный инструмент может стать для нас дополнительным сигналом к действию.

Президент Ассоциации «Региональная саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих» Людмила Сырвачева акцентировала внимание коллег на том, что если раньше арбитражный управляющий рассматривался как частный предприниматель, у него была некая социальная защищенность, как у всех индивидуальных предпринимателей, то сейчас арбитражный управляющий – некая фигура, которая не может болеть, рожать детей, уходить на пенсию. Словом, у представителей этой профессии нет абсолютно никакой социальной защищенности.

– К примеру, в нашем СРО есть арбитражный управляющий, которого парализовало. Хотя он уже три года обездвижен, мы не можем исключить его из СРО – просто не поднимается рука, хотя формально могли бы исключить за несоответствие. В то же время каждый раз приходится оправдываться перед Росреестром, почему он входит в наш состав. На сегодняшний день больничные листы арбитражным управляющим не оплачивают, и уйти на пенсию с должности арбитражного управляющего тоже нельзя. И, честно говоря, ваши предложения по поводу того, что нужно разделить две профессии, разработать профессиональные стандарты и для арбитражного, и для антикризисного управляющего, я не поддерживаю. У юридического статуса арбитражного управляющего нет вообще никаких гарантий. Если, например, адвокаты, нотариусы имеют свое законодательство и социальное обеспечение, то когда у арбитражного управляющего фактически отобрали статус индивидуального предпринимателя, не подумали о его судьбе, – отметила Сырвачева. – На данном этапе я выступаю за разработку единого профессионального стандарта, что позволит обеспечить некую социальную защищенность арбитражного управляющего.

Итог дискуссии подвела руководитель комитета банкротства и предупреждения несостоятельности организаций госсектора Федерального агентства по управлению государственным имуществом, проректор Института экономики и антикризисного управления, к.псих.н, профессор Наиля Халимова:

– Хотя арбитражное управление существует с 1992 года и функции арбитражного управляющего прописаны в законе «О несостоятельности (банкротстве)», в квалификационном справочнике профессии арбитражного управляющего нет. Профессиональные стандарты, которые готовятся сейчас, также не содержат упоминания об арбитражном управляющем. Очень много вопросов связано с социальной защитой представителя этой профессии, поскольку мы видим случаи, когда женщина на девятом месяце беременности сдает итоговый экзамен, чтобы в последующем иметь возможность получения назначения в качестве арбитражного управляющего для реализации процедур банкротства, например, финансовых (или кредитных) организаций. Она не может спокойно уйти в декретный отпуск, поскольку не имеет социальных гарантий. Мы обеспокоены этим и, обсуждая профессиональные стандарты арбитражного и антикризисного управляющего, их функции и компетенции, понимаем, что следующим шагом должна стать социальная защита арбитражного управляющего. Я имею в виду конституционные права и обязанности: право на труд, на отдых, на пенсионное обеспечение. Наша сегодняшняя встреча – только начало большой работы в данном направлении.

Фото автора

 

Елена ВОСКАНЯН



 



ООО «Издательский дом «Реальная экономика»
190020, Санкт-Петербург,
Старо-Петергофский пр., 43 45, лит. Б, оф. 4н
Тел.: (812) 346-5015, 346-5016
Факс: (812) 325-2099    E-mail: info@e-c-m.ru

© 2010-2018 Журнал «Эффективное антикризисное управление. Практика»