Журнал, посвященный вопросам непрерывности бизнес-процессов,
профилактике возникновения и урегулирования кризисных ситуаций на предприятии.

Распространяется вместе с научным журналом «Стратегические решения и риск-менеджмент».



Новости

19.11.2019
«Управленческие науки»-2019: на пути к устойчивому развитию

15.11.2019
«Криптен» создал двухстороннюю голограмму для полимерной банкноты

08.11.2019
Программный комитет подвел итоги XVIII Общероссийского форума «Стратегическое планирование в регионах городах России: национальные цели и эффекты для территорий»

30.10.2019
Государство и бизнес: поиск баланса

29.10.2019
Национальные цели и эффекты для территорий

29.10.2019
Завершился первый день «Форума стратегов – 2019»

21.10.2019
В пресс-центре МИЦ «Известия» пройдет пресс-конференция по теме «Национальные цели и эффекты для регионов»

19.10.2019
Национальные проекты, цифровизация и развитие территорий: мероприятия Центра стратегических разработок на Форуме стратегов 2019

18.10.2019
Круглый стол «Стратегический мастер-план на часть внутригородской территории – новый инструмент территориального стратегирования»

17.10.2019
«Криптен» создал голограммы нового поколения для ID-карт





  О журнале


  Издатель


  Подписка


  Сотрудничество


  Свежий номер


  Архив номеров

 

 

 

 

 

 

Пересмотр статистики по ВВП

Показатели, на которые в 2015-м и в предыдущие годы ориентировались власти, внезапно потеряли свою актуальность

Обновленные данные по системе национальных счетов Росстат, как обычно, опубликовал в самом конце года. Мы уже выражали сомнения в достоверности данных по ВВП, и особенно нас озадачивала информация о динамике ВВП (в ценах 2008 года), которая выглядела неубедительно с учетом того, что, согласно официальной статистике, запасы материальных оборотных средств в реальном выражении сокращались несколько лет подряд. Совокупное снижение этого показателя в реальном выражении выглядело более значительным, чем накопление запасов за многие предшествующие годы. Кроме того, вызывал недоумение тот факт, что статистическая погрешность уже почти 10 лет оставалась отрицательной, а не демонстрировала колебания вблизи нулевой отметки, как бывает в нормальной ситуации.В связи с этим мы отмечали, что ВВП, рассчитанный производственным методом, судя по всему, стабильно недооценивался, поскольку устойчиво отрицательное значение статистической погрешности (которая зачастую была настолько велика, что превышала официальные темпы роста ВВП) свидетельствует о том, что ВВП, рассчитанный методом конечного использования, был значительно выше. Это вызывало у нас сомнения в адекватности официальных данных о динамике.

Каждые пять лет Росстат переходит на использование новых фиксированных цен для расчета динамики ВВП в реальном выражении. Новым базовым периодом, как было объявлено некоторое время назад, стал 2011 год. Следовательно, теперь темпы роста ВВП уже не будут рассчитываться в ценах 2008 года. В странах с высокими темпами инфляции, таких, как Россия, структура номинального ВВП со временем претерпевает значительные изменения, поэтому чем ближе к текущему периоду база сравнения, тем более надежны должны быть данные о динамике ВВП в реальном выражении.

Достаточно неожиданным было то, что Росстат не стал существенно пересматривать данные об исторических темпах роста ВВП, и темпы роста за 2012–2014 годы, измеренные в ценах 2011 и 2008 годов, оказались более или менее одинаковыми (статистическая информация за более ранние периоды пока не пересматривалась). У нас по-прежнему вызывает недоумение тот факт, что Росстат почти так и не изменил данные об исторических темпах роста реального ВВП, однако при этом повысил темпы номинального роста экономики. Уточненные данные по номинальному ВВП за 2014 год сейчас предполагают, что этот показатель был на 9% выше, чем сообщалось ранее (71,4 трлн руб., см. таблицу 1). Данные за 2015 год также предполагают более высокий номинальный ВВП, чем ожидало правительство и прогнозировали аналитики несколько месяцев назад. При этом различные показатели, которые рассчитываются относительно ВВП, сейчас выглядят малоубедительно в исторической перспективе, так как упомянутые корректировки коснулись лишь нескольких лет. Примечательно, что на фоне неизменных данных о темпах роста ВВП информация об исторической динамике в таких секторах, как сельское хозяйство и промышленное производство, претерпела резкие изменения, о чем наглядно свидетельствует таблица 1.

Главной причиной пересмотра показателей национальных счетов стал переход на новую методику СНС, соответствующую методикам, которые применяются в других странах. Вкратце, эти методологические изменения означают, что Росстат увеличил номинальный ВВП, добавив так называемую условно начисленную ренту. В отличие от многих стран Запада, где многие граждане (в некоторых странах даже большинство) снимают жилье, в России большинство живет в собственных объектах жилой недвижимости, т. е. они не платят за ее аренду. В связи с этим обстоятельством ВВП западных стран оценивается выше, а в таких странах, как Россия, – ниже. Подобные различия осложняют сопоставление показателей разных стран. При этом, поскольку ранее российский ВВП выглядел ниже, чем показатели других стран, переход на новую методику создает впечатление, что теперь валовой внутренний продукт России вырос, поскольку сейчас предполагается, что частные лица и домохозяйства платят сами себе за аренду жилья.

Несколько других методологических изменений обусловлено тем, что теперь при расчете ВВП учитываются некоторые виды деятельности, осуществляемые в рамках отдельных домохозяйств. Кроме того, по новой методике предполагается, что некоторые расходы на оборону (в частности, на связанные с обороной научные исследования) следует рассматривать как инвестиции, поскольку такие вложения могут повлечь за собой развитие новых технологий не только в оборонных, но и в гражданских отраслях. Помимо этого, существенные поправки имели место в государственном потреблении и выпуске, так как Росстат начал учитывать потребление основного капитала с учетом рыночных цен. Это значительно увеличило выпуск и валовую добавленную стоимость в государственном секторе, но, как и в случае с вмененной рентой, это «неденежная» компонента ВВП.

При этом, несмотря на упомянутые выше методологические изменения, реальные темпы роста основных составляющих ВВП, измеренные по конечному потреблению, существенно не менялись.

Значительные изменения претерпела статистическая погрешность, которая стала менее негативной, чем в предыдущие 10 лет. При этом динамика товарных запасов в реальном выражении за 2011–2013 годы перестала быть негативной, о чем свидетельствуют данные, приведенные в таблице 3. Впрочем, когда статистическая погрешность равна нулю (как в 2011–2012 годы), это тоже выглядит неубедительно. Из таблицы 3 также видно, что даже когда структура номинального ВВП вызывает меньше вопросов (2011–2013 годы), сохраняются сомнения относительно надежности данных за 2014–2015 годы (особенно за 2015 год), поскольку статистическая погрешность снова достигла очень высокого уровня (2,2% ВВП). Это лишний раз свидетельствует о том, что ВВП, рассчитанный методом производства, возможно, опять недооценивается.

Проблемы, связанные с учетом статистических показателей в 2015 году, обусловлены преимущественно тем фактом, что в периоды турбулентности, когда курс национальной валюты сильно падает, а инфляция стремительно растет, экономика страны неизбежно претерпевает определенную трансформацию. В частности, меняется структура потребительской корзины, а официальная статистика не в состоянии быстро учесть такие изменения.

Из таблицы 4 следует, что в 2015 году удельный вес таких секторов, как промышленность, рынок недвижимости и чистое налогообложение, в структуре ВВП, рассчитанного производственным методом, существенно изменился по сравнению с 2014 годом. Эти изменения особенно очевидны в случае чистых налогов, которые имеют большой вес в ВВП, но при этом надежность расчета этого показателя вызывает сомнения. По этой причине наши сомнения по поводу официальных данных о темпах роста ВВП сохраняют актуальность, несмотря на пересмотр системы национальных счетов.

Сейчас номинальный ВВП России стал больше, однако, судя по всему, пересмотр системы национальных счетов еще не вполне завершен. К примеру, методологические изменения в полной мере применены только к показателям за 2014 год, а некоторые из видов деятельности, которые начали учитываться совсем недавно, пока не учитываются при расчете ВВП за 2011–2013 годы. Это означает, что данные за 2014 год не вполне сопоставимы с уточненными показателями системы национальных счетов за 2011–2013 годы. Другой проблемой для пользователей является то, что доступные сейчас поквартальные данные о ВВП за все предыдущие годы рассчитаны по прежней методике.

На данном этапе мы бы рекомендовали не уделять слишком большого внимания показателям, приводимым в процентном отношении к ВВП (например, бюджетному дефициту, профициту счета текущих операций и пр.). Без ссылки на конкретную статистическую методику такие данные могут быть не только противоречивыми, но и просто вводящими в заблуждение. К примеру, бюджетный дефицит на фоне новых данных по ВВП сейчас оказался ниже (2,4% ВВП), а Минфин всегда озвучивает более высокий показатель (2,6% ВВП). В связи с этим, упоминая бюджетный дефицит, торговый баланс, сальдо счета текущих операций или иные показатели, мы пока будем использовать, прежде всего, номинальные индикаторы.

Росстат продолжает пересматривать некоторые виды ежемесячной статистики (в частности, по обороту розничной торговли и инвестициям), чтобы привести их в соответствие с обнародованными недавно данными системы национальных счетов. Все это по-прежнему осложняет прогнозирование и процессы принятия решений, в том числе в правительстве и Центробанке. В 2015 и предыдущие годы власти ориентировались на показатели, которые внезапно потеряли свою актуальность.

 

Евгений ГАВРИЛЕНКОВ, Антон СТРУЧЕНЕВСКИЙ



 



ООО «Издательский дом «Реальная экономика»
190020, Санкт-Петербург,
Старо-Петергофский пр., 43 45, лит. Б, оф. 4н
Тел.: (812) 346-5015, 346-5016
Факс: (812) 325-2099    E-mail: info@e-c-m.ru

© 2010-2018 Журнал «Эффективное антикризисное управление. Практика»